Издание основано в июне 1917 года, выходит по вторникам, четвергам и пятницам

Путь к душевному ладу

Газетный выпуск № 85
    0

Как Ланселот пил ромашковый чай у Дракона

Дракон проснулся от громкого стука в дверь, но открывать не пошел, а просто перевернулся на другой бок и укрылся с головой одеялом. Мало ли кто тут ходит…
Но заснуть ему в это утро было уже не суждено. Тому, кто настойчиво колотил в дверь, уже, судя по звукам, ногами, явно было что-то очень надо, и просто так он уходить точно не собирался.
Дракон, призывая проклятия на голову визитера и пыхтя едким черным дымом, поплелся открывать. За дверью обнаружился… рыцарь. Самый настоящий рыцарь, совсем не по-рыцарски пинавший ногами многострадальную дверь.
Увидев Дракона, рыцарь заорал нечто нечленораздельное и попытался принять воинственную позу, в результате споткнулся и растянулся на залитой солнцем лужайке в безуспешных попытках подняться.
Все раздражение Дракона как рукой сняло, и он рассмеялся. Рыцарь в своих огромных, явно не по размеру, доспехах чем-то напоминал ему перевернутого на спину майского жука.
Наконец, незадачливый вояка чудом умудрился подняться, отставил в сторону правую ногу, угрожающе направил на Дракона какую-то длинную палку, отдаленно напоминающую копье, и, видимо, снова вознамерился что-то сказать.
– Шлем сними, – посоветовал ему Дракон.
Рыцарь уронил копье и непонимающе наклонил голову.
– Шлем сними, говорю!
Рыцарь что-то пробормотал и принялся стаскивать с головы не то кастрюлю, не то железный тазик с дырками для глаз, увенчанный пучком ярко-красных перьев. Когда ему это, наконец, удалось, Дракон расхохотался так, что с деревьев испуганно взвились галочьи стаи.
Теперь бедный рыцарь был похож уже не на жука, а на черепаху: его голова на тощей шее робко выглядывала из железного панциря-доспеха. У рыцаря были оттопыренные уши, медно-рыжие волосы, своим оттенком приближающиеся к подобию плюмажа на его шлеме, испуганные голубые глаза и несметное количество веснушек.
Он откашлялся, поднял с земли свое копье, покрепче ухватился за него и закричал:
– Слушай меня, о Дракон! Я, рыцарь Ланселот, вызываю тебя на бой во имя дамы моего сердца, прекрасной леди Виктории! Готов ли ты сразиться со мною или будешь прятаться в своей пещере, подобно тому, как ящерица прячется в камнях?! Отвечай же!
У Дракона от смеха уже болел живот. Он хохотал, выпуская черный дым, и один раз даже нечаянно пыхнул огнем, опалив куст орешника.
Рыцарь, судя по его озадаченно-веснушчатой физиономии, ждал от Дракона явно не того.
Он поскреб рыжую макушку и неуверенно повторил:
– Отвечай же мне… О Дракон…
Дракон, вытирая выступившие от смеха слезы, посмотрел на Ланселота с высоты своего трехметрового роста.
– Чего-чего тебе отвечать?
– Да ничего! Сражаться со мной будешь или как? – рассердился рыцарь и ткнул в Дракона копьем. Железный наконечник царапнул по драконьей чешуе и высек искры.
– Но-но, убери свою зубочистку, как тебя там. – Дракон отодвинулся на пару шагов и погрозил рыцарю кулаком.
– Я – рыцарь Ланселот, и я буду… буду… драться с тобой буду, в общем!
Дракон стукнул по земле шипастым хвостом и поднял в воздух тучу пыли.
– А ты понимаешь, рыцарь Ланселот, что я сейчас плюну в тебя огнем, и от тебя только кучка пепла останется? Или, вообще, съем тебя. Живьем. И забуду про то, что я уже тысячу лет как вегетарианец.
Рыцарь побледнел и, кажется, собрался упасть в обморок. Дракон уже успел пожалеть, что перестарался с угрозами, когда Ланселот, видимо, передумал терять сознание и неожиданно тонким голосом выкрикнул:
– Ну и пусть! Моя смерть, равно как и моя победа, будут посвящены мною прекрасной леди Виктории, чья красота затмевает собой даже солнце, которое освещает поле нашего предстоящего сражения!
– Безнадежен, – вздохнул Дракон. – Ну что, рыцарь Ланселот, заходи уж, раз пришел. Чаю попьем. Ромашкового.
Рыцарь Ланселот, явно не готовый к такому повороту событий, недоуменно захлопал рыжими ресницами.
– А… как же сражение?
– Да что тебе все сражение, сражение! Не убежит оно никуда. Ну, чего встал столбом? Заходи, давай!
Рыцарь кивнул и, гремя при каждом шаге своими доспехами, несмело вошел внутрь драконьего жилища.
– Как говорится, чувствуй себя как дома, но не забывай, что ты в гостях. Можешь в кресло сесть, можешь на диван. Тебе чай с сахаром или без?
– С сахаром.
Рыцарь понял, что есть его не будут, а если и будут, то не сейчас, осмелел и даже сделал попытку улыбнуться…
Дракон с чаем вернулся из кухни в комнату и решил, что настало самое подходящее время для «светской» беседы. Он поставил на стол чашку и спросил:
– А теперь скажи-ка мне, друг мой рыцарь, какой сейчас век?
Рыцарь Ланселот недоуменно уставился на Дракона наивными голубыми глазами.
– Шестой…
Дракон вздохнул и покачал головой.
– Шестой, значит? Что ж, придется тебя расстроить. На дворе 21-е столетие, век информационных технологий и прочей ерунды.
– Время рыцарей никогда не закончится! – пафосно возвестил Ланселот.
– Время донкихотов, видимо, тоже… – фыркнул Дракон. – Ну ладно, рыцарь, хорош придуриваться. Рассказывай по порядку – кто ты такой, что это за леди Виктория и, главное, где ты доспехи взял.
– О, – оживился рыцарь. – Ты желаешь услышать мою историю? Что ж, внимай мне, о Дракон! Мое имя – сэр Ланселот, я из славного и древнего рода, мои предки совершили немало подвигов на полях сражений… А леди Виктория – дама моего сердца! Всю свою жизнь, все свои победы я посвящаю ей! Она прекрасна, как весенняя заря, ее голос нежнее соловьиного пения, ее глаза…
– Так, стоп! – Дракон почувствовал, что начинает терять терпение. – Это все, конечно, безумно интересно, но тебя про другое спросили. По паспорту тебя как зовут?
– Я предпочту оставить свое истинное имя в тайне, – гордо ответил рыцарь и попытался придать лицу загадочное выражение.
Дракон закатил глаза и вздохнул так, что закачалась люстра.
– Ладно, Бог с тобой, пусть будет Ланселот. Давай так, я буду задавать вопросы, а ты – отвечать. Только по-нормальному, потому что еще один этот твой древний заскок, и от тебя хорошо, если доспехи останутся. Итак, судя по твоей физиономии, тебе никак не больше двадцати, а то и меньше. Следовательно, студент. Какой факультет? Исторический, филологический?
Рыцарь Ланселот удивленно посмотрел на Дракона:
– Филологический… Хотя я сначала и на истфак хотел, долго решить не мог… А ты как узнал?
– А я телепат, – хитро прищурился Дракон.
Увидев, как вытянулось лицо рыцаря, добавил:
– Шучу. Просто такие вот, как ты, водятся преимущественно на этих факультетах. У вас там все поголовно невменяемые. Ну, или рыцари. Это, по-моему, синонимы.
– Ага, – обрадовался Ланселот, пропустив последнюю фразу мимо ушей, – у нас там есть еще король Артур, сэр Персиваль, леди Гвиневра … даже Мерлин есть, и много кто еще! Здорово, правда?
– Просто потрясающе. Маленький филологический дурдом. Хорошо хоть всей толпой не притащились… У меня бы чая на вас на всех не хватило. Впрочем, мы отошли от темы. И что же это за леди Виктория?
При упоминании имени леди глаза рыцаря как–то подозрительно заблестели, и Дракон понял, что не стоило про нее спрашивать, но было поздно.
Рыцарь вытащил из-под железного панциря помятую фотографию и передал ее Дракону.
– Взгляни на ее портрет, о Дракон, и убедись в том, что еще не ходила по этой грешной земле девушка прекраснее ее!
Дракон с интересом разглядывал фотографию, с которой на него смотрела круглолицая девица со светлыми косичками, глазами непонятного серо-зеленого цвета и почти такими же, как у самого рыцаря, оттопыренными ушами.
Дракон изрек глубокомысленное «мда» и вернул снимок Ланселоту.
– Не правда ли, она красавица? – мечтательно прошептал рыцарь, с благоговейным восторгом глядя на фотографию.
– Да не то слово. Замечательная красавица, – энергично закивал головой Дракон, надеясь, что его голос звучит достаточно убедительно.
– Да, о Дракон, – счастливо улыбнулся рыцарь, пряча фотографию под панцирь. – Ее душа так же прекрасна, как и ее лицо! О ее невероятной доброте слагают баллады, ее ум поражает любого, кто заводит с ней беседу, и я еще не сказал о том, что…
– Ты лучше пей чай, а то остынет, – поспешно перебил его Дракон. – Я, между прочим, по китайскому методу заваривал. Вкусно?
– Ага, вкусно, – благодарно улыбнулся рыцарь, видимо, все еще размышляя о своей леди.
– Я рад, что ты оценил мое искусство. Ну а теперь перейдем к последнему вопросу. Где ты взял эту груду металлолома, иначе именуемую доспехами?
Рыцарь поперхнулся чаем.
– Может, лучше о чем-нибудь другом поговорим?
– Нет уж, – отказался Дракон. – Давай, рассказывай. Я заинтригован.
– Эти доспехи сотворил чародей Мерлин… Они созданы из волшебного металла, который…
У Дракона задергался правый глаз.
– Так, – он шумно выпустил из ноздрей две струйки черного дыма. – Я спокоен… Ну, Ланселот, попытка номер два. Откуда доспехи?
– Ты надо мной смеяться будешь, – обиженно насупился рыцарь.
– Смеяться я буду, если ты продолжишь рассказывать мне про Мерлина. Только боюсь, что смех будет истерический.
– Ну, если честно, то мы сделали их с другом, ну, с тем, который у нас Мерлин… Так что я почти правду сказал…
– А из чего сделали?
Рыцарь вздохнул.
– Из банок консервных. А шлем – из кастрюли.
– Да чего ты так переживаешь! – Дракон критически оглядел доспехи. – Если не придираться к мелочам, очень даже неплохо.
– Правда? – обрадовался рыцарь. – Спасибо!
Потом рыцарь вдруг опять помрачнел и отвернулся.
– Эй, цвет рыцарства, ты чего загрустил?
– Да понимаешь… Ты ж, оказывается, вон какой хороший… Доспехи мои хвалишь, чаем напоил… Как же мне теперь с тобой драться?
– А, вот оно что… Так это не проблема. Не будем с тобой драться, и все. Идет?
А даме твоей я расписку дам, что ты меня победил.
– Понял! – радостно кивнул рыцарь. – Огромное тебе спасибо! Леди Виктория будет счастлива! Спасибо за чай. Я пойду, наверное…
Рыцарь быстрыми шагами уходил по лесной тропе. Он пытался идти гордо и прямо, но, разумеется, споткнулся о камень и только чудом сохранил равновесие.
– Надо же, – подумал Дракон, – но как это ни странно, именно на таких блаженных все и держится. Пока в этом мире остается хоть один влюбленный студент, который ради белобрысой девчонки с косичками сделает из консервных банок доспехи и пойдет сражаться с драконом, этот мир наверняка будет жить!
Валентина МОРГУНОВА,
Курск, гимназия Nо 44,
11 «А» класс



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также