Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Александр Швачунов: «Режиссер не может быть размазней»

Газетный выпуск № 126
21 октября 09:20 Культура

В новой премьере артисты Курского драматического театра перенесли «Оскара» на свою сцену.

В Курском драматическом театре – премьера. Через несколько дней начнется «Переполох в доме Барнье». Спектакль ставит заслуженный артист России Александр Швачунов. Александр Сергеевич – один из самых востребованных актеров курской труппы. Им сыграно более 150 ролей. Лирик, комик, «обычный» герой – актера Швачунова любят во всех амплуа. «Переполох в доме Барнье» – его четвертая режиссерская работа на курской сцене.
– Александр Сергеевич, драматург Клод Манье написал эту пьесу специально для знаменитого комика Луи де Фюнеса. Произведение легло в основу французской комедии «Оскар». Наверное, нелегко было подобрать актера на главную роль?
– Если собрать все реплики и монологи главного героя, получится 56 страниц текста. Действительно, главная роль создавалась именно для Луи де Фюнеса. Все остальные герои Манье вращаются вокруг звезды. В нашем спектакле каждый герой – звезда. Главную же роль играет заслуженный артист России Эдуард Баранов.
– Чем обусловлен выбор пьесы?
– Это веселая, озорная комедия, очень смешная пьеса. У нашего спектакля необычная история. «Переполох в доме Барнье» начал готовить режиссер-постановщик из Нижнего Новгорода – заслуженный артист России Андрей Ярлыков. Я был утвержден на роль Барнье вместе с Эдуардом Николаевичем Барановым, и все роли уже были распределены. Но случилось так, что Андрею Алексеевичу пришлось прервать работу и срочно уехать. Художественный руководитель нашего театра народный артист России Юрий Валерьевич Бурэ поручил постановку мне. Так я «впрыгнул» в телегу, которая уже ехала.
– А вам самому нравятся комедии?
– Обожаю серьезные вещи, но большинство зрителей приходит в театр, чтобы отдохнуть. Это не хорошо и не плохо – объективная реальность. На мой взгляд, комедию ставить сложнее, чем драму. Можно взять трагическую историю и сделать ее не очень хорошо: «У меня такое видение!» В комедии так нельзя: если люди не будут смеяться, ее просто спишут. Тут сразу виден результат.
– Ваш звездный дуэт с супругой – заслуженной артисткой России Галиной Халецкой – зрители хорошо знают и любят. Это сложно, когда жена – актриса, а вы – режиссер?
– Еще во время работы во Владимирском театре главный режиссер Алексей Александрович Бурков всегда говорил: «Никогда не бери жену в свой спектакль. Все будут говорить – вот, она жена режиссера, и поэтому ей дали роль. Пусть другие режиссеры берут!» Но если говорить о «Переполохе в доме Барнье», то, как я уже сказал, Галина была назначена без меня. Иногда она просит: «Подскажи мне, поругай, что ли». Отвечаю: «Зачем, если ты все делаешь хорошо. Чтобы всем показать, как я тебя ругаю? Это же бред». С ней легко работать. В театре нет сыновей и дочерей, жен – есть актеры, актрисы, взаимопонимание.
– Куряне знают Александра Швачунова уже как состоявшегося актера. А как все начиналось? Когда вы впервые вышли на сцену?
– Это было предопределено. Я курянин, учился в школе №3. А вырос в театральной семье: мама и папа окончили Ярославское театральное училище. Папа долгие годы был диктором на ГТРК, мама – художественным руководителем в Доме культуры железнодорожников. В дошкольном возрасте я уже играл в народном театре – в Доме культуры железнодорожников. Особенно запомнилась роль Буратино. Уже тогда по режиссерскому замыслу у нас в спектакле было интерактивное общение со зрителями: деревянный мальчишка забирался на балкон – прямо к зрителям. С гастролями, которые нередко длились целый месяц, мы объездили всю Курскую область.
– Ваша мама Любовь Петровна Швачунова учит будущих актеров и режиссеров в Курском колледже культуры. Дает ли она советы вам?
– Свое мнение мама никогда не навязывает, только если я прошу ее об этом. Театр – это эмоции, которые должен получить зритель. Актер, режиссер должны постараться, чтобы чувства, которые хочет донести автор пьесы, испытали все зрители. А в зале 800 мест. В колледже культуры мама занимается с будущими режиссерами и может дать профессиональный совет.
– Расскажите, пожалуйста, историю знакомства с вашей женой.
– Оба учились в Воронежском государственном институте искусств. Пришла любовь, и на третьем курсе мы сыграли свадьбу. Закончив институт с красными дипломами, по распределению поехали работать во Владимирский академический театр драмы имени Луначарского, поступили в труппу и тут же расстались. Галина осталась работать в театре, а я в 1992 году отправился на срочную службу. Направили меня в Центральный академический театр Российской армии. В то время одним из режиссеров театра был известный режиссер, народный артист Александр Бурдонский – внук Иосифа Сталина, сын Василия Сталина и Галины Бурдонской. Под его руководством ставили спектакль «Шарады Бродвея». Со Сталиным он не встречался ни разу и, по его словам, деда видел лишь в гробу. Характер у Александра Васильевича был жесткий – впрочем, режиссер просто не может быть размазней. В декабре к нам в Курск приезжает Центральный академический театр Российской армии, среди актеров есть те, с кем я работал тогда, во время службы. После армии я вернулся во Владимирский театр, где сыграл более 50 ролей.
– Были ли у вас творческие паузы?
– Я всегда много работал, но вдруг попал в реанимацию. И это после неудачно удаленного зуба. Меня навещали родные, друзья… А вот когда оставался в палате один, то пришла идея – не поставить ли спектакль? Я поставил «Старосветских помещиков» Гоголя, потом были «Две стрелы» Володина и другие…
– В таком случае кто вы больше – актер или режиссер?
– Считаю, что режиссерская работа для меня – хобби. Я профессиональный актер, который ставит спектакли.
– Случались ли в вашей работе казусы?
– Их было немного, но запомнились они навсегда. Один из них произошел на спектакле по пьесе Александра Гладкова «Давным-давно». Главный герой, решив покончить с собой, произносит монолог, держа пистолет у виска. Передумав, он отводит оружие в сторону и стреляет. А у нас получилось, что выстрел прогремел, когда дуло было направлено в голову героя. Актер нашелся: «Какая громкая осечка!» – сказал он. Но самый интересный случай произошел на спектакле «Дядя Ваня» Антона Павловича Чехова. Иван Петрович должен стрелять в профессора и промахнуться. И тут выстрел прозвучал раньше. Чтобы спасти ситуацию (а патрон-то израсходован!), актер, игравший дядю Ваню, бросился душить Серебрякова…
– Ваша любимая роль?
– Трудно сказать. Мы постоянно открываем в себе что-то новое. Наверное, мне ближе «Сирано де Бержерак». Хотя в жизни я не такой, как он. Сейчас этого спектакля уже нет в репертуаре. Есть такое понятие – «усталость металла». Спектаклю более 20 лет. Декорации, увы, не выдерживают испытания временем – в отличие от актеров.
– Зрители считали вашего Сирано особенным – не таким, как его представляли другие актеры. В нем – черты вашего характера? Или Сирано вас изменил? И еще – часто ли вас узнают на улице?
– Хороший актер в жизни не играет, или его не хватит для сцены. Лучше, чтобы тебя поменьше знали! Если честно, не люблю, когда меня узнают на улице. Трудно, согласитесь, соответствовать созданному на сцене образу, рассчитываясь в гастрономе за молоко. Актер на сцене постоянно проживает чужие жизни. Если не оставлять героев в театре – рискуешь так и не прожить свою.
Беседу вела Елена Гамова
Фото Александра МАЛАХОВА



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также