Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Они забирали даже землю

Газетный выпуск № 2020_47

Среди многих бесчинств и злодеяний немецко-фашистских оккупантов на территории Курской области есть факт, который спустя годы может показаться невероятным. Неужели они даже наш чернозем в Германию увозили? А ведь тому есть свидетельства очевидцев.

В поисках исчезнувшего кургана
В 2014 году вышла книга «Из рощи виден Тим». Ее автор Андрей Крупенников, ныне живущий на Ставрополье, уроженец тимского села Карандаково. Будучи подростком, он познал войну и все ужасы оккупации. Тимские активисты завязали переписку с автором, и сегодня строки из писем Андрея Михайловича – яркие свидетельства очевидца событий тех грозных лет.
«Военное время было чрезвычайно тяжелым: холод, голод, гибель близких и родных на фронте и в оккупации. Скудные запасы продовольствия у крестьян фашисты вместе со старостой и полицаями насильно отобрали. Ни обуться, ни одеться. Печь топить было нечем. Пожгли заборы, плетни и то, что могло гореть. Для топки дергали солому из крыши, чтобы от холода не окоченеть. Повальный голод и болезни косили людей. Спустя более 70 лет, я удивляюсь, как мы, сельчане, все же сумели это пережить…
Новый староста, фамилию которого не помню (при первой оккупации старостой был житель Лесновки Кузя по прозвищу «чечен»), и полицаи во время второй оккупации (лето 1942-го, зима 1943 года) творили свои черные дела. Именно они виноваты в смерти пяти так называемых активистов села, одного из которых звали Синдеич. На заре в небольшом овражке почти рядом с кладбищем деревни Огневка пятеро престарелых мужчин были зверски убиты полицейскими.
Огромная братская могила была вырыта в пятидесяти метрах от погоста. Я с товарищами,Толиком и Гришей, а также с мамой присутствовали в момент ужасных похорон… Рыдания, плач, крики близких, родственников и сельчан… Стрельба палача в воздух для умиротворения собравшихся. Немецкие прихвостни и фашистские палачи не разрешили поставить крест на могильный глиняный курган…»
Далее Андрей Михайлович пишет, что в 1983 году во время отпуска он пытался найти могилу расстрелянных односельчан. «…Я предложил племяннику обойти все кладбище вокруг, придерживаясь рва. …Хотел увидеть братскую могилу пяти расстрелянных активистов. Точно зная место захоронения, тем не менее не смог обнаружить могилу. Никаких признаков. Не было даже пологого возвышения. Совершенно ровное место захоронения было покрыто скудной травой одуванчика, подорожника и татарника. Беспощадное время за несколько десятилетий сделало свое дело – словно на этом пространстве не было ни трагического захоронения, ни горьких слез и рыданий женщин, стариков и детей…»

Чернозем увозили на станцию
«Война – войной, а грабеж – грабежом», – так продолжает вспоминать все увиденное в детстве Андрей Крупенников. – Германия грабила и вывозила из России, Украины и Белоруссии музейные редкости, картины и другие произведения искусства. Кроме того, сельскому хозяйству фашистской Германии с ее неважными землями требовалась плодородная почва, которой было предостаточно на оккупированной территории нашей страны.
Помню, как в один из дней стал доноситься сильный гул машин со стороны оврага. Мы с Толиком загорелись желанием узнать, что так ужасно, до боли в ушах, гудит? Рвались побежать и посмотреть, что происходит. Но мама не пускала, мало ли что может случиться при оккупантах. Однако нас ничем было не удержать. Поднялись к роще – ничего не видать, только гудение машин стало сильнее. Пройдя метров двести в сторону оврага, мы явственно увидели много машин. Близко подходить боялись. Присмотрелись.
Так вот, я видел, а это происходило в течение нескольких дней, как в августе 42-го года немцы беспардонно, без зазрения совести крали и вывозили чернозем с поля нашего колхоза «Путь Ленина». Массивные тракторы зеленого цвета с ковшами и подъемниками снимали вдоль оврага верхний слой земли и ссыпали в большегрузные машины с высокими бортами. Машин, стоявших в очереди, было несколько. Грузовики, наполненные землей, развернувшись на 180 градусов, двигались к дороге, ведущей на железнодорожную станцию Черемисиново. И так продолжалось весь погожий день. Нетрудно догадаться, что землю грузили в специальные товарняки и отправляли в Германию.
Отец Толика, Роман Ермилович, не поверил нам, детям, что немцы вывозят землю, но все же решил проверить. Потихоньку, как это он умел делать, пошел к оврагу, чтобы убедиться в действительности. Слышал сильное тарахтение тракторов и гудение машин. И вот в двухстах метрах он увидел то, о чем мы поведали. Душевному возмущению Романа не было предела. Однако естественный гнев при оккупантах нельзя было проявлять во всеуслышание. Запретить этот вандализм никому бы не удалось».
Здесь я сделаю паузу и скажу, что именно по этой причине отсутствуют справки, протоколы или акты, написанные в режиме реального времени, то есть при оккупантах. Кем бы они составлялись? Возможно, подобные акты готовились в сельсоветах, но уже «постскриптум», то есть тогда, когда Красная Армия вышибла немцев и мадьяр из восточных районов Курской области, то есть весной сорок третьего года… И в заключение добавлю, что подобные «деяния» захватчики творили не только у нас. Об этом пишет Анатолий Крупенников в своем горестном письме: «То же самое происходило и в оккупированном Ставрополе. Одна престарелая женщина рассказала мне, а разговор состоялся в конце девяностых годов прошлого века возле цветущей сирени, как немецкие интендантские военные корчевали питомник разнообразных сортов сирени на юго-западе города (ныне, к моему удивлению, здесь по-прежнему растет сирень, рядом находится «Южный» оптовый рынок). Краденый чернозем грузили и отправляли на специальных машинах к железной дороге города Невинномыска Ставропольского края. Хотелось бы знать, сколько похищено немецкими захватчиками чернозема и ценного краснозема из упомянутых мною территорий и других оккупированных областей? Велась ли такая статистика? Но это уже другая история…»
На мой взгляд, подобные свидетельства очевидцев, изложенные ими на бумаге, могут быть использованы даже сейчас в официальных документах в качестве доказательств гитлеровских злодеяний и вандализма на советской территории. Андрей Михайлович Крупенников – весьма уважаемый в городе Ставрополе человек – педагог, кандидат наук, доцент. А у нас в соловьином крае его хорошо знает председатель Совета ветеранов Черемисиновского района Анатолий Жигулин, также уроженец села Карандаково. А главное, что такие свидетельства сейчас противостоят фальсификаторам истории, силам, пытающимся очернить Россию и нашу Красную Армию. Кстати, когда готовил этот материал, то обнаружил в интернете статью нашего украинского «соседа», весьма рьяно доказывающего, что немцы наш чернозем… не вывозили! Интересно, с чего бы такая забота о «благородстве истинных арийцев» и их союзников?
Вячеслав ЖИДКИХ


Пишет Александр | 23 Апр 2020 19:12
350-миллионная западная фашистская Европа грабила и уничтожала Великую Россию, но варварам ХХ века западным нацистам Ад.Гитлера не удалось победить, оккупанты были разбиты и 75 лет назад 23 апреля 1945 РККА вошла в Берлин для полного очищения от интер-национального западного фашизма. Будем всего помнить преступления против России, будем готовиться, ведь Курск как легендарная Брестская Крепость защищает Москву от фашистских войск интервентов NATO.
Пишет Тамара Авилова (Тилинина) | 25 Апр 2020 20:41
Очерк Вячеслава Жидких "Они забирали даже землю" очень меня взволновал, так как в нём рассказывается о событиях, происходивших в с. Карандаково Тимского района Курской области - на родине моей мамы Тилининой (Масловой) Татьяны Сергеевны. Вспомнились рассказы мамы, о том, как немцы забрали всё и увели последнюю кормилицу-корову, оставив на голодную смерть семью старшего брата с пятью детьми, семью сестры с пятью детьми (младшему из них было чуть больше года). Выжили они только потому, что последний кусок хлеба, последнюю картошку делили на всех. Без слёз мама вспоминать это не могла... И мы всё это должны помнить и передать своим детям и внукам. Слава, спасибо тебе за кусочек памяти о том страшном времени. Пока ещё живы очевидцы злодеяний немецких оккупантов и их приспешников надо успеть спросить у них как можно больше и рассказать молодому поколению. С уважением- Т. М. Авилова, Санкт-Петербург.
Пишет Вячеслав Жидких | 28 Апр 2020 15:17
Дорогая Тамара! Я очень признателен за такой сердечный отзыв, читать который без слез просто невозможно, если задуматься о малых детишках, для которых корова (или коза) была в дни войны истинной кормилицей!.. Очень жалею, что начал поисково-исследовательскую работу еще не в дни своей молодости, а лишь лет двадцать-двадцать пять назад, после знакомства с замечательным человеком и писателем Александром Александровичем Харитановским. Видимо, именно маринист Харитановский, да еще и Перст Божий указали мне особый фарватер, по которому я неуклонно двигаюсь все эти годы. Уже ушли из жизни многие мои земляки, с которыми я беседовал когда-то и записывал их воспоминания. Но вот, что радует и греет душу, - мои скромные горестные рассказы или очерки (посвященные девчушкам-медсестрам, бойцам и командирам, погибшим на многострадальной курской земле, а также землякам-патриотам, замученным и казненным гитлеровскими палачами в дни ненавистной немецко-фашистской оккупации, - многие эти работы (материалы), размещены редакциями ведущих газет Курской области в интернете. Спасибо "Курской правде" и еженедельнику "Курск" (ныне, к сожалению, не издается), что материалы, размещенные в интернете, могут легко находить и читать куряне, живущие ныне за тысячи километров от мест, где они родились и выросли! На Радоницу, в День Поминовения наших дорогих родителей, родных и близких, 28 апреля 2020 года. Жидких Вячеслав Степанович.

Обсуждение ( 3 комментария )

Читайте также