Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Врачи – одна семья

Газетный выпуск № 2020_88
23 июля 10:24 Здоровье

В предыдущем номере мы опубликовали первую часть интервью с заместителем губернатора Андреем Белостоцким. Сегодня – продолжение разговора

– Наш регион достиг заметного прогресса в организации лечения онкологических заболеваний. Онкоцентр не в каждом регионе есть.
– Это сейчас нет. Вы наверняка знаете, что принята онкопрограмма. По нацпроекту планируется строительство семи новых онкоцентров. И через четыре года ближайший к нам появится в Туле.
У меня есть мечта сделать наш онкоцентр межрегиональным онкологическим центром. Чтобы к нам приезжали из Липецкой, Орловской, Белгородской, Воронежской, Тульской областей и даже из Белоруссии, чтобы у нас был развит и онкологический туризм, чтобы мы зарабатывали на этой услуге. Но пока не хватает двух вещей. На следующий год мы планируем создать паллиативную онкологическую и реабилитационную помощь. И тогда наш онкоцентр будет полностью укомплектован всеми услугами в плане оказания онкологической помощи. Есть инвестор, который хочет построить гостиницу рядом. Это будет удобно для приезжающих: и проживание, и лечение. Вот такие планы по онкоцентру.
– Андрей Викторович, еще такой вопрос, который тоже очень волнует курян: высокие показатели по онкологии. Специалисты поясняют, что у нас высокая выявляемость. А вот в Москве она разве меньше? Или у нас влияют какие-то другие факторы?
– У нас есть уникальная возможность быть не лучшими по торговым центрам в стране, а стать лучшими по тем реперным точкам – индикаторам, которые есть в онкологии. Со вчерашнего дня наши онкологи, которые работают и в больницах, и в ЦРБ, соединены единой информационной сетью с онкодиспансером. Врачи онкодиспансера смотрят назначения – сейчас можно дистанционно консультировать, чтобы пациент, у которого есть подозрения на онкологию, не гулял по Курской области, а сразу шел в онкодиспансер. Там все условия для этого есть. И у нас сейчас показатели выявляемости 1-2 стадий и выживаемости – одни из самых лучших в ЦФО. При наличии такого центра это должно быть так. Раньше больные ходили бессимптомно и попадали к нам на поздних 3-4 стадиях, когда уже ничего не сделаешь. А сейчас мы активно оперируем.
Плохо, что пока доступного, бесплатного МРТ не существует. Не было и КТ такого. Сейчас появится. Как только КТ запустится, в течение 14 дней у нас будет единый колл-центр по лучевой диагностике. Будем контролировать тех курян, которые за 14 дней КТ не сделали. Как в программе госгарантий: в течение 14 дней любой пациент, которому назначено КТ-исследование, в обязательном порядке должен получить эту услугу.
Нужно МРТ, потому что некоторые виды рака, связанные со спинным мозгом, слабо диагностируются. Пока это тоже проблема.
Предположения людей, что заболеваемость раком связана с Курской магнитной аномалией или с Чернобылем, – это не та история. Выявляемость растет, увеличивается продолжительность жизни. Эти нехорошие вещи, которые мы называем «рак», вылезают в возрасте 60-70 лет. Раньше люди просто не доживали до рака. Сейчас доживают. Так что это не связано с тем, что у нас какая-то плохая экологическая ситуация.
– Андрей Викторович, а какие из социальных объектов, на ваш взгляд, больше нужны в регионе?
– Программа по нацпроекту по оказанию первичной медицинской помощи, которая должна была реализоваться в 2020 году, перенесена на следующий год. В этом проекте у нас запланировано строительство трех больших детско-взрослых поликлиник на 750 посещений и женской консультации. Их возведут в Курске: в Северном, Северо-Западном микрорайонах и Сеймском округе.
– Наконец-то решится проблема пятой поликлиники, которая переполнена.
– Если нам удастся построить три поликлиники на 750 посещений, то решится полностью проблема оказания первичной и двухуровневой медицинской помощи. Это будут современные поликлиники, КТ, МРТ, эндоскопия, дневной стационар и стоматология, детская и взрослая. И это позволит закрыть те старые поликлиники, которые не соответствуют никаким стандартам, находятся в полуподвальных или цокольных этажах. И еще планируется большая поликлиника в Железногорске, которая тоже будет полностью оказывать амбулаторно-поликлиническую помощь.
У меня есть желание построить Дом для ветеранов труда и Дворец бракосочетания. Но наши финансовые средства – это очень непростая ситуация.
– Буквально накануне вы озвучили цифры по смертности. В июне больше, чем в апреле или в мае. Разница около 350 человек. При этом, по официальной статистике, за весь период пандемии с учетом половины месяца июля в Курской области от коронавируса скончались 49 человек. Тогда чем объяснить настолько выросшую смертность?
– Мы по-разному ранжируем сейчас: «от ковида, который подтвердило вскрытие», «от ковида, который спровоцировал обострение основного заболевания», «умер от заболевания, а сопутствующим был ковид». Но надо понимать, что патологоанатомический диагноз ставится до 25 дней. Родственники не готовы столько ждать. Приходится ставить диагноз, который есть в истории болезни и отдавать хоронить умершего.
Потом часть апрельских смертей статистика учитывает в мае, майские ушли на июнь и так далее. Но и однозначно говорить о том, что разница в 350 человек – это ковидные больные, нельзя, хотя пандемия, безусловно, оказала свое влияние. Катализатором, особенно для тяжелых хронических пациентов, стало снижение плановой медицинской помощи.
– Вы так откровенно об этом говорите…
– А как я могу скрывать, если вы видите, что больницы были закрыты. Поэтому в регионе все делается, чтобы возобновить плановый прием пациентов. Буквально в последние недели в Курске открыли плановую помощь в областной больнице, на очереди – городской роддом. Сейчас думаем о том, как открыть хирургический корпус в БСМП. С понедельника открыли детскую ортодонтию. Через неделю у нас будут открыты другие учреждения. Ковид уходит, но не так быстро. Поэтому без Роспотребнадзора никаких решений по открытию не принимается, чтобы не пришлось закрывать. Действуем постепенно и аккуратно.
Конечно, ковид – это сложная история и опасная. Но мы полностью заменили парк ИВЛ, которые у нас были очень старые. Отремонтировали хирургический корпус в БСМП. У нас теперь пять новых компьютерных томографов, два купила область по программе «Ковид», три нам подарил «Металлоинвест». Столько КТ мы никогда бы в жизни не получили, потому что по программе нам предусматривалось только два.
– То есть оказались положительные стороны у всей этой ситуации.
– Но она обнажила и проблемы нашего здравоохранения, когда мы больных с ковид-инфекцией не могли исследовать на компьютерном томографе, потому что в БСМП он был сломан, а в инфекционной больнице его не было вовсе. Вот почему мы начали активно закупать КТ. На этой неделе откроется КТ в Семашко, в Железногорске и БСМП. Для Курска это очень важно.
– Андрей Викторович, мы подошли к заключительному вопросу. Пандемия пройдет. А какие выводы мы для себя должны сделать? Вот все мы?
– Выводы мы уже сделали и принимаем решения. У нас в стране мало кто занимался инфекционными больницами. Они закрывались, а в некоторых субъектах их нет вообще. Я считаю, что нам нужно строительство хотя бы еще одного корпуса на 300 коек в больнице имени Семашко. Все остальное – в рабочем порядке. Это и поликлиники, которых у нас нет. Курское здравоохранение, где, кроме онкодиспансера и перинатального центра, показать нечего.
Но сейчас курские врачи, которые работают с COVID-19, – единая семья. Когда я приехал, я этого не увидел. Раньше были жалобы: этот – плохой, этот – хороший. Сейчас жалоб нет, люди заняты своей работой. Мы создали бригаду, в которую вошли главный реаниматолог, главный кардиолог, главный пульмонолог, и они выезжали к самым сложным пациентам. С 15 мая она начала работать, это помогло спасти жизни. Потому что ни в шестой больнице, ни в роддоме, ни в БСМП таких специалистов не было. Они наконец поняли, что они едины, что ими занимаются. У меня ВКС проходит каждую неделю, главные врачи ЦРБ начали говорить со мной. Они первый месяц молчали, а теперь у нас диалог. Я знакомлюсь с проблемами, и те, что в моих силах, помогаю решить.
– Чувствуется, что вы не сторонник рубить головы. Вы действительно хотите вникнуть в проблему, разобраться, не вешать все на главного врача. Пока мы не увидели от вас резких шагов по назначениям, снятиям – то, что было до вашего прихода.
– Знаете, я никого в жизни сам не уволил. Если человек готов перестроиться и работать так, как я говорю, с удовольствием буду помогать. Это мой жизненный принцип. Тот, кто не может справиться с задачами, которые мной поставлены, сам уходит. Надо ставить задачи правильно. Если человек справился, он продолжает работать, если нет – уходит. Честно говоря, в Курской области должна быть прослойка людей 35-40 лет – профессионалов, у которых глаза горят. А у нас или совсем молодые, или – за 60. А такой прослойки нет. То ли она не видима, то ли все уехали.
– То ли ушли в частную медицину.
– Может, ушли в частную медицину. Но я хочу создать кадровый резерв. Может, пока я их не заметил и все-таки найду.
– Значит, проблема с кадрами существует. Не говоря уже об управленцах. У вас есть видение, как эту проблему решить?
– Если мы говорим о районах, то это жилье. У нас будет реализовываться проект по оказанию первичной медицинской помощи – строительство офисов для врачей общей практики. Чтобы там были однокомнатная квартира для врача, а рядом – кабинет приемной. Тогда мы кого-то найдем. Потому что миллион и какие-то доплаты слабо действуют. А эти программы, о которых я сказал, работают в других областях. Я в Москве работал, мы же привлекали врачей, и врачебный туризм действовал, потому что, если семья врачей из Курска получает вдвоем 350 тысяч рублей, они могут снимать жилье, жить и еще откладывать деньги на что-то.
На днях я встречался с выпускниками, ординаторами Курского государственного медуниверситета. Убеждал их, делился планами, чтобы они не уехали. В районах – это жилье, в Курске – это перспектива. Больше ничего не надо. В онкоцентре перспектива появилась – там есть молодежь. Немножко доукомплектуем, там не хватает двух-трех врачей. Туда будут приезжать со всей России и не только, проводить мастер-классы. А какой мастер-класс могут показать в операционной областной больницы? Я привезу туда ординатора. Что он увидит? И сбежит. А если бы я показал ему современную операционную со всеми возможностями, он бы остался, потому что есть перспектива.
С учетом наличия у нас такого большого университета, все будет. Я думаю, мы сможем это сделать, но нужно время. В Москве было проще. Мы сделали красиво за два с половиной года. Там деньги были. Здесь надо чуть больше времени, чтобы все сделать красиво и надолго.
Беседу вела
Наталья ЛЫМАРЬ



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также