Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

По былям нашего времени…

Газетный выпуск № 2020_94
06 августа 11:40 Публицистика

В Курске время от времени возобновляются разговоры об установке памятника «Слову о полку Игореве». Судя по всему, приспело время снова вернуться к этой теме. Оно и понятно: если памятники сравнительно недавним событиям и персонам в нашем городе есть, то седую старину мы как-то обходим стороной.
Но ведь не может древний город обходиться без отражения подобных вех в мраморе и бронзе, тем более накануне своего не такого уж далекого 1000-летия. Но в любом случае неплохо бы воспользоваться формулировкой из самого «Слова…»  и оценить некоторые его моменты с современных позиций. Итак…

Давайте для начала решим, кому или чему ставить этот памятник: самому событию (поход русских князей в половецкие степи), литературному произведению или его реальным персоналиям? Ничего замечательного в том походе не было. Вполне заурядный по масштабам воинский рейд в Степь, завершившийся крайне неудачно и имевший весьма печальные последствия для южно-русских земель. Достаточно вспомнить стертый с лица земли город Римов.
Если же задача – воспеть в бронзе или мраморе древнерусскую поэму, то любое литературное произведение – само себе памятник. Его или читают, или не читают. Нужно ли увековечивать, если сегодня далеко не каждый из курян (не говоря уже о России в целом) хотя бы примерно знает содержание «Слова…». Тогда что получается – памятник только для специалистов-«слововедов»? Может быть, лучше начать со школ (конкретно – курских) и подать материал так, чтобы каждый двоечник знал, кто такие князь Всеволод-Буйтур, хан Кончак, и оценил бы «экшен», которого в поэме вдоволь.

Памятник-часовня «Слову о полку Игореве» в открытом парке на Полугоре. В левой части композиции – бюст Екатерины II. Это место могло бы стать мемориальным в честь тех россиян, кто внес в судьбу Курска заметный вклад. Фотокомпозиция Виктора Крюкова

К слову, памятников литературным героям в мире немало: Том Сойер, Тартарен (из Тараскона), д`Артаньян. Но это все герои выдуманные или полулегендарные – в отличие от вполне конкретных исторических персонажей «Слова…».
Если о персоналиях, более других выделенных автором на страницах «Слова…», то таковых всего двое: сам князь Игорь и его родной брат Всеволод по прозвищу Буйтур, который во времена похода был князем курским и трубчевским. К слову, свою дружину Буйтур держал в Трубчевске, там же жила и его жена Ольга Глебовна – внучка Юрия Долгорукого. Когда начался поход в Степь, дружина Всеволода даже не входила в Курск, а походно располагалась где-то неподалеку.
Интересно, что о князе Всеволоде мало сведений в древних хрониках. Его имя стало известно ученым в основном именно благодаря «Слову о полку Игореве». В летописях о Всеволоде пишут как о «брате Игоря». Впрочем, в Ипатьевской летописи приводится следующая характеристика Всеволода Святославича: «…во Олговичех всих удалее рожаемь, и воспитаемь, и возрастом, и всею добротою, и мужественою доблестью, и любовь имеяше ко всем…» (Ипатьевская летопись, 1196 г.). Но, согласитесь, это качества чисто человеческие, а не княжеские. Кроме того, этот текст весьма напоминает панегирик на смерть князя Всеволода, которая случилась как раз в 1196 году.
Лестные слова князя Всеволода-Буйтура о курянах, где он восхищается их воинскими качествами, становятся особенно понятны, если допустить, что автор «Слова…» – наш с вами земляк. Уточним: это всего лишь одна из гипотез на тему авторства. Своей дружины в Курске не было, тогда кто от нашего города участвовал в том походе? Просто ратники – «за зипунами»? Не слишком престижно для родного города. Стало быть, нужно было подать курян особенно ярко, подчеркнув их воинские качества. К слову, в исторических хрониках той поры наши земляки нигде более не отмечены с этой стороны.
Старший брат, князь Игорь Святославич, главный герой «Слова…», тоже не выделялся среди русских князей своего времени какими-то особыми дарованиями, не прославился он и яркими подвигами, оставив довольно скромный след в истории Киевской Руси.
Киевский князь Святослав считал поход Игоря и Всеволода легкомысленным и безрассудным. Он упрекает их за то, что они погнались за славой:
…Вы ж решили бить наудалую:
«Нашу славу силой мы возьмем,
А за ней поделим и былую»…
Но может быть, поставить памятник курскому ополчению – кметям? Как раз их воинским качествам отдавал должное князь Всеволод-Буйтур едва ли не в первых строках поэмы. А он знал толк в воинском мастерстве, и его похвала дорогого стоила. Над значением слова «кмети» ученые спорят до сих пор, так и не выбрав из множества существующих вариантов, которые нередко противоречат друг другу. Так или иначе – это ратники. Если хотите, вольные стрелки, которые могли пойти за князем, а могли и отказать ему – такое в Курске случалось. И только мы с вами, куряне, имеем моральное право поставить у себя в городе такой памятник, который будет отличаться от всех прочих на тему «Слова…».
А не сохранить ли в бронзе память об авторе «Слова…», тем более, если доброжелательно отнестись к гипотезе, что он – курянин. Смысловые аналоги существуют в Луганске, в Ярославле. Но там и речи быть не может о том, что это памятники их земляку.
И еще. Курск в любом случае не станет первым городом, где появился памятник «Слову о полку Игореве» – Трубчевск, Путивль, Новгород-Северский, Луганск, Переяславль-Хмельницкий и многие другие давно нас опередили. Надо ли быть двадцатыми в этом списке? Хотя у Курска больше прав (во всяком случае – не меньше), чем у перечисленных выше городов, на обладание таким монументом. Заметим, что многим из этих памятников свойственна не совсем уместная помпезность, как будто скульпторы не слишком вчитывались в текст поэмы, а следовали «вымыслам Бояновым». Стоит также добавить, что конные фигуры (а таковых большинство) для человека, внимательно читавшего «Слово…», выглядят несколько неуместно. В поэме сказано, что князь Игорь перед главным боем с половцами приказал отпустить в степь всех лошадей и биться пешими – вровень с ратниками-ополченцами.
Но если уж ставить в Курске памятник «Слову…», то где конкретно? Сравнительно недавно в нашем городе проводился конкурс на лучший проект памятника «Слову…». Там же предлагались и планировочные варианты его установки. Чаще всего авторы видели воплощение своих задумок на Московской площади. Но их доводы в этом плане не были признаны убедительными. Хотя бы потому, что эту часть Курска трудно назвать исторически насыщенной, особенно когда речь идет о раннем Средневековье.

Памятник-часовня «Слову» рядом с библиотекой имени Асеева. Где же еще упомянуть древнюю поэму, как не здесь?
Фотокомпозиция Виктора Крюкова

Самое исторически богатое место в нашем городе – это площадка, которую уже сегодня можно назвать Курским кремлем: территории Знаменского собора и электроаппаратного завода. Вполне уместен этот памятник будет и на открытом склоне, который куряне называют Полугорой.
Кстати, многие из перечисленных выше городов – обладателей памятников «Слову…» приурочили их создание или к 1000-летию крещения Руси (в 1988 году), или к 800-летию похода «купного» (совместного) войска князя Игоря (в 1985-м). Согласитесь, столь круглые даты – прекрасный аргумент при соискании финансовых средств. Как говорится, «яичко к Христову дню». Можно было «подсуетиться» и Курску: в 1999 году исполнилось 200 лет со дня обретения рукописи «Слова…», но эту дату мы пропустили…Тогда 1000-летие основания Курска (даже при некоторой спорности этой даты). К слову, памятник древнерусской поэме мог бы стать одной из доминант реконструкции исторического центра Курска.
Виктор КРЮКОВ
P.S. Задумка вдогонку. Помните в тексте: «Испить шеломом Дона…». Так вот, на постаменте из черного мрамора – богатырский шлем, из коего не переставая льется вода. Дескать, спите спокойно, храбрые земляки, то, что вам не удалось, потомки давно исполнили. Необъятна земля русская, и Дон-батюшка давно уже в ее границах…



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также