Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Курская битва. Фас Северный

Газетный выпуск № 2020_100
20 августа 15:46 История

Курская битва не имеет аналогов в мировой истории. За 50 суток боевых действий, с 5 июля по 23 августа, в ней приняло участие около 4 миллионов человек. Наши войска понесли колоссальные потери – более 860 тысяч советских воинов, немецкая группировка – полмиллиона солдат и офицеров. Но после событий на Курской дуге германская армия не смогла провести ни одной успешной стратегической наступательной операции на советско-германском фронте

 

Что же конкретно произошло такого, после чего события начали разворачиваться в обратную сторону, а немцы, оккупанты, стали отступать? Чтобы найти ответ на этот вопрос, ученый-историк Юго-Западного университета Валерий Замулин потратил годы исследований, изучил немецкие и американские архивные документы, проанализировал более 18 тысяч фотографий. И при этом в поисках информации испытал главное чувство для историка – погружение в эпоху.
Курская битва вошла в историю как самое крупное танковое сражение. Но далеко не все знают, что событиям под Прохоровкой с 10 по 16 июля 1943 года предшествовали другие, не менее героические сражения на Тепловских высотах Курского выступа – Северном фасе Курской дуги.

Подготовка к обороне
Молотычевская, Поныровская, Тепловская, Ольховатская, Самодуровская – все это Тепловские высоты по названиям населенных пунктов от села Ольховатка на востоке до поселка Тросна Орловской области. Здесь в районе сел Теплое и Молотычи на склонах 269-й высоты, где сегодня высится стела «Ангел мира», в начале июля 1943 года было самое опасное направление удара немецких войск – стык двух советских армий: 70-й и 13-й. Чтобы его закрыть, сюда в ночь с 5 на 6 июля была спешно переброшена 140-я стрелковая дивизия.
– Тепловские высоты сплошь усеяны флороносным песчаником, в земле попадаются глыбы весом в несколько тонн, – рассказывает научный сотрудник Поныровского историко-мемориального музея Курской битвы Александр Палилов. – Бойцам Красной Армии в 1943 году саперными лопатками приходилось выкорчевывать эти огромные камни для строительства линий укреплений.
Вместе с ними копали старики, женщины и подростки – жители совсем недавно освобожденных от оккупации окрестных сел – под артиллерийским огнем, между авиационными налетами немецких бомбардировщиков. Шла подготовка к обороне.

Русская непредсказуемость или стратегия?
Еще перед началом масштабных боевых действий, за три месяца затишья, когда обе стороны были измотаны в боях и не решались вести наступление, на подходе к Курскому выступу нашими саперами было установлено 400 тысяч мин и фугасов. В связи с дефицитом боеприпасов шли на определенные хитрости: немецкие авиационные бомбы, которые падали, но не взрывались, устанавливали как противотанковые. А еще умудрялись переползать через линию фронта, забираться на вражеские поля, чтобы снимать немецкие мины и устанавливать их на своих минных полях.
«Подчас мы воюем не с их армией, а с их непредсказуемостью», – возмущались генералы вермахта, получая оперативные донесения с фронта.
Во время артподготовки под Ольховаткой немецкой пехоте дали приказ на время оставить позиции, боялись попасть по своим из дальнобойных орудий. А нашим солдатам, наоборот, поступила команда взять оружие и бесшумно занять немецкие окопы. 40 минут длился артобстрел советских укреплений, затем в небо поднялись немецкие бомбардировщики. Когда все стихло, фашисты возвращались в свои окопы, совсем не ожидая встретить там русских, шли открыто и были расстреляны в упор.

Основная ставка на Северном фасе была сделана на артиллерию

Почему не танки?
– Основная ставка на Северном фасе была сделана на артиллерию. Две тысячи лишних стволов, которые Рокоссовский получил перед Курской битвой, сыграли ключевую роль, – считает Валерий Замулин. – В обороне был создан огненный вал, который 9 июля остановил наступление на Курск с севера.
Но почему же артиллеристов не смогли поддержать танками? Изначально, когда 5 июля немецкие войска прорвали линию советских укреплений, в бой были брошены танковые корпуса, которые по плану советского командования должны были взять немецкую группировку в клещи.
Но 200 танков 16-го корпуса в районе села Снопа были остановлены мощным огнем противника. А 19-й корпус, который должен был прийти им на помощь, задержали свои же минные поля. Танковый бой на Соборовском поле закончился неудачей. На Северном фасе в общей сложности наши танкисты потеряли 40% техники, однако им удалось сбить темп наступления немецкой армии.

Фактор русского
8 июля 1943 года из своего командного пункта полковник Рукосуев, командир 3-й истребительной противотанковой бригады, отправляет в штаб фронта донесение: «1-я, 6-я, 7-я батареи уничтожены, на нас движется до 200 немецких танков. Мы либо устоим, либо погибнем!» Так они выполняли знаменитый 227-й приказ: стояли насмерть, но не пустили врага.
Накануне Курской битвы на фронт призвали 50 тысяч курян, среди которых были и поныровцы. Они сражались буквально у родных домов, на своих огородах.
– Каждый день только под Ольховаткой связисты передавали кодовым словом 70 или 80 карандашей, – вспоминал уже после войны лейтенант Макулин.
– В оврагах текли красные ручьи, земля не могла впитать всю пролитую кровь, – рассказывает уроженец этих мест, ректор Юго-Западного университета Сергей Емельянов.
О том, что происходило на Северном фасе, он слышал из рассказов матери и ее сестры: «Стояла жара, июль. Выкапывались огромные ямы, куда скидывали тела немецких солдат, что называется, без обнаружений. А у наших солдат, которые погибли, старались найти хоть какой-то документ. Искали адрес, чтобы сообщить родным и близким, но часто бывало, что никаких документов у них не было».
Немецкая группировка изо всех сил стремилась взять Ольховатку. Через эту высоту проходит Кромская дорога, самый короткий путь к Курску. По ней генерал Модель планировал напрямую, пробив советскую оборону, соединиться 10 июля с группой армий «Юг», шедшей через Обоянь и Прохоровку к областному центру. Но время шло, а немецкие войска не могли серьезно продвинуться вперед.

Атака советских танковых частей в районе станции Поныри – поселок 1-е Мая

– В отечественном фильме «Освобождение» есть сцена, где возмущению Гитлера нет предела: что это за село, которое никак не могут взять! – говорит Александр Палилов. – А ведь Ольховатку немцы так и не смогли занять, только северо-западную окраину. Это совсем маленький населенный пункт, крохотное сельцо. Но не взяли, не смогли. Благодаря мужеству советского солдата, который здесь действительно стоял насмерть.
Об этом говорит и положение найденных поисковыми отрядами останков наших солдат. Каждый воин, которого находят, лежит лицом на север. Никто не повернулся спиной к врагу.
«Нигде вы не найдете примеров, чтобы практически разгромленные и уничтоженные части противника, которые уже не учитываются в дальнейшем планировании операции, шли на прорыв или, хуже того, пытались атаковать или врезаться во фланги свежим частям, – писал в своих воспоминаниях штурмфюрер СС Отто Прайс. – Такие части должны или сдаваться, или пытаться выжить. А русские врезались и атаковали, умирая сами, внося непоправимую сумятицу в дальнейший ход операции. Генералы вермахта между собой называли это фактором русского».

Бои в районе ж/д станции Поныри

Бой за станцию Поныри
Не добившись успеха на Ольховатском направлении, немецкое командование перебрасывает основные силы к станции Поныри.
– Бой шел за каждую пядь земли. Солдаты, оборонявшие поселок и станцию, держались до последнего. А когда подошли на помощь регулярные части, на уцелевших стенах домов люди прочли надписи, сделанные углем и кровью: «Умираем, но не сдаемся, прощай, Родина. Здесь сражались, не отошли гвардейцы-десантники 9-го полка», – рассказывает главный редактор газеты «Знамя победы» Виктория Данилова.
Объекты, за которые шли самые кровопролитные бои, – железнодорожная школа, вокзал и водонапорная башня, построенная по проекту известного архитектора Шухова. На ее верхушке засел немецкий пулеметчик. Фашист обстреливал огромное пространство вокруг, парализовав наступление. Советские солдаты, что называется, не могли поднять головы. Через репродуктор под популярную немецкую песенку велась психологическая обработка: «Русские солдаты и офицеры, не бейте по вокзалу, не бейте по водонапорной башне. Вам потом после войны придется все это долго и дорого восстанавливать». Расчет был на немецкую рачительность. Но, как вспоминают ветераны, когда они это услышали, появилась такая ярость, такая злоба, что немца послали крепким словом, развернули орудие и прямой наводкой снесли башню с лица земли.

Шуховская башня на железнодорожной станции Поныри

«Это был мини-Сталинград. Русские там оборонялись ожесточенно и очень умело!» – писали в своих воспоминаниях о событиях под Понырями немецкие офицеры.
– Немцы в ходе сражения, в ходе операции «Цитадель», вывели с направления главного удара 292-ю пехотную дивизию, потому что она была обескровлена, и на ее место ввели свежую, 10-ю моторизованную. Это было в единственном месте под Понырями, – рассказывает Валерий Замулин.
Немецкое наступление закончилось 10 июля полным провалом. А 11 июля, не достигнув никаких успехов на рубеже Тепловских высот и вообще на Северном фасе Курской дуги, немцы перешли к обороне.

Выводы исследователя
По мнению ученого-историка ЮЗГУ Валерия Замулина, именно Курск сравнял стартовые возможности, именно здесь советские войска показали, как мы умеем воевать! Люди реально поверили после 1941-го, после начала трагических событий 1942 года, что мы своими силами можем сломить этого противника. Полученный опыт и вера в себя, осознание, что мы можем, которое дошло до каждого солдата, – вот это произошло под Сталинградом. А мы можем, и мы добьем, и мы добили – вот это произошло под Курском! И когда наши потенциальные возможности: подготовка, количество боевой техники – сравнялись, мы начали воевать на равных. Вот это и есть коренной перелом!
Немцы так и не смогли взять Тепловские высоты, их не пропустили под Орлом, дали отпор танковым ударом под Прохоровкой. А затем было еще много наступлений, освобождений сел и городов и главная победа – победа Советской армии над фашизмом!

Наталья ЛЫМАРЬ



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также