Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Деревья в городе

Газетный выпуск № 2020_106
03 сентября 11:00 История

Об истории зеленых насаждений в Курске

Вид на начало улицы Ленина в 1934 году.
Город не хочет прятаться за кронами деревьев.

Судя по воспоминаниям современников, Курск в старые времена изобиловал садами и славился яблоками. Зелени в городе хватало. Но это все на частных подворьях, а вот как обстояло дело с насаждениями помимо фруктовых деревьев на садовых участках? На старинном рисунке, где изображен городской холм со Знаменским храмом (еще до его перестройки, в самом начале ХIХ века) склон со стороны Тускари практически лишен крупной растительности. Все, что подрастало за лето, шло на топку печей окрестных обывателей. К слову, в свое время (до начала ХVIII века) статус крепости предполагал обязательное содержание крепостных склонов в идеальном порядке. Нельзя было давать штурмующим возможность укрыться. То есть, для горожан это было давней привычкой, вполне соответствовавшей их жизненным потребностям…
На гравюре 1839 года, где показана Красная площадь Курска в момент выноса иконы перед началом крестного хода, растительность представлена только полоской пирамидальных тополей на заднем плане. Судя по всему, это остатки сада при доме губернатора, недавно (к тому времени) снесенного. В остальном – площадь голая… Пирамидальные тополя присутствуют и на другом рисунке старого Курска того же времени, где открывается вид с западной части Красной площади в сторону улицы Херсонской (Дзержинского). Собственно, улица изображена там всего лишь своей половиной: от Кура в сторону нынешнего «танка». Другую ее часть – до Красной площади – только предстояло построить. На рисунке выделяются несколько пирамидальных (опять же) тополей, которые гордо тянутся к небу на фоне одно-двухэтажного города. На более ранней гравюре времен губернатора Нелидова, где курский акрополь показан со стороны нынешней улицы Красной Армии (Знаменский собор еще без трапезной и, соответственно, без колокольных башен), вообще нет ни единого деревца.

Фрагмент гравюры первой трети XIX века.
Вид на Знаменский собор с южной стороны. Рядом со зданиями – ни одного деревца.

Практически у всех зодчих того времени было негативное отношение к зеленым насаждениям, которые закрывали архитектурные творения – особенно с фасадов. Деревья приходят и уходят, а здания остаются. Надо ли вкладывать немалые средства, дорогие материалы и творческий порыв, чтобы потом прятать результат от людских глаз? Зеленые насаждения со стороны двора – это другое дело.
Этого же мнения придерживались и многие художники-рисовальщики, в частности военные художники-топографы, перу которых принадлежат многие рисунки старого Курска конца ХVIII – начала ХIХ веков. Уж им-то эта пейзажная «древесная лирика» вовсе была ни к чему. Ведь нет же деревьев на знаменитом абрисе Курского острога 1722 года, и это вполне понятно. Можно предположить, что виды Курска, запечатленные в те времена рисовальщиками, на самом деле (с точки зрения присутствия деревьев) выглядели несколько иначе, однако не заставила себя ждать эпоха фотоаппарата, а тут уж не поспоришь. Через сто лет после первых рисунков с изображением Курска, судя уже по дореволюционным открыткам, ситуация с озеленением склона городского холма в сторону Тускари мало изменилась. Впрочем, к этому времени появилась еще одна мотивация: регулярные очистительные вырубки, чтобы деревья не портили вид города, (коим горожане тогда очень гордились) со стороны железной дороги. После революции и Гражданской войны эта традиция сошла на нет, а вскоре появилась возможность топить углем, и, как следствие, склон городского холма сам собой зарос.
Но вот другой городской фоторакурс. Левый берег Тускари от моста, что когда-то стоял на месте нынешнего Кировского, в сторону Боевки и ниже в конце ХIХ века был сплошь заросшим ивами. Об этом писал еще Николай Лесков. В какой-то степени так было до начала сороковых годов ХХ века. Но после войны тот берег был едва ли не сплошь голым. То есть – все вырубили. Есть фотография конца сороковых годов с вышкой для прыжков в воду – там левый берег без единого кустика. Нужно было чем-то топить печки. Да и Боевке (правый берег) в этом смысле сильно досталось.

Красная площадь Курска в 1839 году. Гравюра. Полоска пирамидальных тополей на месте бывшего дома губернатора.

Если судить по старым фотографиям, в Курске ХIХ века деревья вдоль улиц системно (сплошь по краю тротуара) не высаживали вовсе. Понятие «озеленение города» существовало уже тогда, но касалось оно только парков и скверов.

Улица Московская (Ленина). На переднем плане – кондитерская Левашкевича. И снова по кромке тротуара – ни одного деревца.

Лишь изредка хозяева отдельных зданий затеняли их от лучей солнца, да и то – всяк на свой лад. Еще одна деталь любого города того времени, что препятствовала размещению деревьев на тротуарах, это реклама лавок и магазинчиков в виде вывесок над первыми этажами и витражных окон. Для едва ли не сплошь одно-двухэтажного города это было важно. Интернета тогда не было, многочисленных рекламных изданий тоже, рассчитывать можно было только на яркую вывеску, что останется в памяти прохожего или пассажира трамвая. Поэтому дерево на тротуаре было не в почете.

Семидесятые годы, сносят старые тополя на улице Дзержинского.

Трудно по ветхим черно-белым или раскрашенным фотоизображениям определить, какие породы деревьев использовались в Курске. Скорее всего, это каштаны, липы, вязы, акации… И, конечно, пирамидальные тополя – пристрастие к ним горожан заметно во все времена.
В годы Гражданской войны и разрухи большинство деревьев, что росли на улицах и во дворах Курска, пошли в печи. Даже сады вырубали, коих в городе было много… В середине 30-х, после возвращения нашему городу статуса областного центра, о его озеленении заговорили серьезно.
К тому времени концепция вслед за столицей начала меняться – пошла речь и об уличных насаждениях – однако основной акцент тогда все же делался на парках (в том числе на создании новых) и на общественных садах. Скажем, в книге 1936 года «Планировка Курска» сообщается, что ученый садовод В.И. Седелев, производивший обследование искусственных насаждений парков и садов Курска, обнаружил там большое количество древесно-кустарниковых пород, перечисление которых в этом материале займет слишком много места, да и вряд ли будет иметь смысл для восприятия большинства нынешних курян. Приведем лишь часть из перечня хвойных пород: пихта дугласова, пихта бальзамическая, пихта вейтче, сосна крымская, сосна веймутова, сосна австрийская, кедр сибирский, ель серебристая, ель виргата плетевидная, лиственница сибирская… Речь шла о том, чтобы воспользоваться этим семенным фондом и высадить деревья во всех парках и скверах города. То есть, планы у курян были большими. К слову, о создании в столице главного ботанического сада начали задумываться именно тогда – в середине 30-х.

Начало XIX века. Вид с Красной площади на улицу Херсонскую (Дзержинского). Восточное крыло Херсонской еще строится,
а потому отгорожено от площади. Несколько пирамидальных тополей, но и те растут не по кромке тротуара, а во дворах.

За годы Великой Отечественной войны количество деревьев в парках и на улицах Курска сильно убавилось. Скажем, на немецкой фотокарте 1943 года Первомайский парк почти полностью лишен растительности – сверху он прозрачен и пуст. Причина все та же – проблема с топочным материалом…
И все же в нынешней центральной части Курска осталось несколько старинных деревьев, возраст которых зашкаливает за сотню лет. Скажем, на такую раритетную грушу я смотрю из своего окна, когда пишу этот материал. Можно только предположить, сколько соблазнов было у обладателей этих деревьев распилить их на дрова в суровую зиму 1941-1942 годов и позже.
Плановое озеленение улиц (уже в нынешнем понимании) началось в 50-е годы. В качестве основных пород деревьев выбрали несколько, и среди них – бальзамический тополь, который славится быстрым ростом, обильным выделением кислорода, неприхотливостью и выносливостью к погодным условиям. Отрицательное качество только одно, но зато какое – выделение пуха в период цветения. Это дерево имеет женские и мужские особи, пылят только «женщины», но при этом дерево может менять свой пол. Не пылят вовсе (при сохранении прочих полезных свойств) тополь пирамидальный, серебристый и тополь Симона. Но век любого тополя – всего несколько десятков лет. Это вам не секвойя, олива и даже не дуб.
Сегодня количество тополей в городе Курске с каждым годом уменьшается. Эти деревья больше других подвержены различным болезням и плохо противостоят гниению. Срок их полноценной жизни даже при самых благоприятных условиях – 60 лет. Ежегодно в городе сносится около трех тысяч аварийных деревьев, среди них львиная доля – тополя.
Основная альтернатива при высадке новых деревьев – липы. На территории города продолжают высаживать и тополя, но лишь «непушащиеся» виды – пирамидальные либо серебристые. При этом размещают их только вдоль транспортных магистралей.
Впрочем, обилие городской внепарковой (тротуарной) зелени не всегда приносит явную пользу и помимо «пушных» тополей. Скажем, курская Красная площадь вокруг памятника Ленину с самого начала (с 1956 года) была задумана как открытый сквер: невысокий кустарник, обилие удобных лавочек и никаких рослых деревьев. Там любили отдыхать студенты в ожидании сеанса в кинотеатре «Октябрь» и мамаши с детскими колясочками. Место это было общедоступно, демократично и востребовано. Кроме того, произведение монументального искусства должно обозреваться со всех сторон – это аксиома. Но как-то незаметно памятник скрылся за елями (пускай и голубыми), лавочки куда-то пропали. Нынешний статус бывшего главного сквера города определить не так-то просто – как и самого памятника в его центре.
Наш город меняется, и горожане вместе с ним. А может быть, как раз наоборот: первично меняемся именно мы. Сетуем, что меньше стало парков и скверов, но упорно спешим занять освободившиеся при сносе ветхих домов площадки под новые жилые здания и магазины. Большинство старых задумок о создании целых парковых зон давно забыты. Приоритет у торговых центров. А как же Боевка? Это возвращение к работе, начатой еще несколько десятилетий назад. Результат, несомненно, будет, но лишь в том случае, если удастся найти решение вопроса транспортной доступности этой площадки.
Виктор КРЮКОВ.

P.S. Говоря о зеленых массивах в черте города, стоит вспомнить площадки, требующие радикального уничтожения зарослей из кустарников, коих в Курске немало. Скажем, ниже к Тускари от улицы Чулкова гора или севернее (в сторону улицы Интернациональной) стадиона «Локомотив», да и склон от Первомайского парка давно уже ждет доброжелательного вмешательства человека. Впрочем, это уже отдельный разговор.



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также