Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Забытый часовой

Газетный выпуск № 2020_133
05 ноября 11:01 Публицистика

В последнее время курские СМИ наполнились информацией о том,  что старинную водонапорно-противопожарную башню на улице Павлова (Подвальной) наконец-то начнут реставрировать. Для этого ее передадут в руки инвестора, который и займется приведением башни в порядок. Декларируемый срок завершения этих работ – 2023 год…

Намерения инвестора во всей картине реставрации пока неизвестны, но, понятное дело, речь пойдет не о воссоздании первоначальных в

одонапорно-противопожарных функций. Можно предположить, что собираются восстанавливать только надежность и внешний вид вертикальной компоненты – самой псевдоготической башни. Потому как остальная часть строения – укрытый слоем земли бассейн-накопитель – задумывалась в свое время без всяких архитектурных и отделочных затей и интересна лишь как вместилище былых технических функций. Иной раз даже кажется, что сама башня и приземленный полуподвал-бассейн исполнялись не в одном архитектурном замысле, разными авторами и в разное время. Да и судьбы их сильно отличаются.

Саму башню видел каждый курянин (во всяком случае, издали) – есть на что полюбоваться. А вот бассейн-накопитель с его холмиком земли сверху давно затерялся среди окрестных зданий. К слову, это кирпично-земляное строение выполняло самые разные функции уже после того, как там же, на улице Подвальной (Павлова), появилась новая водонапорная башня.

В здании бывшего бассейна-накопителя с конца 30-х годов размещались конюшни пожарной части (по воспоминаниям курян-старожилов), позже – складские помещения торговой базы «Спорттовары». Понятное дело, внутреннее устройство помещения каждый новый владелец менял под свои нужды, в итоге от былого бассейна-накопителя, неотъемлемой части водонапорной башни, не осталось ничего.

Вид с верхнего яруса башни на площадь Перекальского

 

Тогда надо ли сегодня (это в качестве робкого предложения) рассматривать этот полуподвал как неотъемлемую часть водонапорной (красной) башни? Снести его (да простят меня службы охраны памятников истории и архитектуры), заменить зеленой лужайкой, маленьким уютным сквериком – это решит многие задачи, которые неизбежно возникнут, когда от деклараций необходимо будет переходить к реальной реставрации. А в самом ее начале где, как не на освободившейся площадке, складировать стройматериалы и располагать строительную технику, которая обязательно потребуется при реставрации башни.

Впрочем, до этого надо решить еще одну задачу: устроить технологическую дорогу (через двор жилого дома или через владения колледжа) и там же – технологическую площадку. К слову, такой подход (изначально снести здание бассейна-накопителя) позволил бы решить еще одну немаловажную задачу – можно будет избежать сноса гаражей в прилегающем дворе или хотя бы минимизировать этот процесс.

При воссоздании башни можно пойти и по-другому архитектурному пути: вместо лужайки или скверика на месте бассейна-накопителя построить по его периметру здание в несколько этажей из красного кирпича в стиле самой башни, которое охватило бы оную на 180 градусов. Получится настоящий замок, которому проще было бы найти реальное применение, в том числе и коммерческое. Но в этом случае тем более нужно искать общий язык с владельцами соседних жилых и нежилых зданий и территорий. Стоит добавить, что в России уже есть примеры такого решения, когда новое здание частично охватывает старое.

Впрочем, после того как мне довелось побывать внутри бассейна-накопителя, мысли о его сносе как-то поутихли. Жалко – очень уж он просторен и крепок.

Здание бассейна-накопителя изнутри. 16х16х4,5 метра. Потолок опирается на чугунные трубы, пол выполнен из кирпича и покрыт цементной стяжкой. Светлое пятно справа – ход в сторону башни. В левой части снимка – ваш покорный слуга. Фото из архива Елены Холодовой

 

Теперь о самой башне. В 1872 году Городская дума заключила контракт с обществом водоснабжения и газоосвещения о строительстве «…на самом возвышенном месте в черте города главного резервуара для подъема воды на такую высоту, чтобы дно резервуара было на полтора аршина (примерно 3 метра) выше земли, и устройства башни, которая должна быть в распоряжении думы для пожарных сигналов на весь город».

В свое время водонапорная колонна (труба диаметром 450 мм) опиралась в вертикальном направлении не на саму конструкцию башни, а на отдельный фундамент. Так происходит и сегодня. Фундамент этот располагается ниже уровня пола башни метра на 4 – в подземном помещении, ход в которое потерян в ходе многочисленных реконструкций минувших полутора веков. Как раз туда, надо полагать, приходит и главная водопроводная труба – от водозабора на берегу Тускари.

Впрочем, Елена Холодова, известная в нашей области хранительница и исследовательница курской архитектурной старины, уже знает, как проникнуть в это подземное помещение. К слову, «подземелья» есть не только в рамках главного фундамента, но и «окрест».

Ребристая труба диаметром 450 мм уходит вверх выше второго яруса башни. Видна деревянная перемычка, выше которой, надо полагать, сохранилась винтовая лестница. Фото из архива Елены Холодовой

Но вернемся к башне выше нулевого уровня. Металлическая винтовая лестница, что когда-то вела на верхнюю смотровую площадку, давно срезана от уровня пола до той высоты, что не позволит сегодня забраться туда простым любопытствующим. А таковых, если судить по надписям и рисункам на стенах второго яруса и пустым бутылкам, было довольно много.

Судя по женскому имени Алена, изображенному на самом верху, неприступной, как сейчас, верхняя часть башни была не всегда. И здесь нужно отдать должное администрации колледжа, что постаралась прекратить такие попытки высотного проникновения. Кстати, местные жители сообщили, что этого отчаянного «высотника» звали Василий, а предмет его обращения, девушка Лена, жила в соседнем доме. Стоит добавить, что надписи внутри башни таким же романтизмом не отличаются.

Башня по имени Алена. Фотография выполнена с квадрокоптера

К слову, курский художник Геннадий Каминский оставил воспоминания, как его в детстве водили на экскурсию в эту пожарную башню – на самую верхнюю площадку. Случилось это, когда Геше Каминскому исполнилось 12 лет, то есть – в середине 20-х годов: «…Когда вошли в ее полутемную нутрь, стали молча подниматься по винтовой металлической лестнице, спиралью уходившей вверх вокруг толстущей трубы, представлявшей из себя по существу напорный резервуар, в который наверх с помощью насоса подавалась питьевая вода. Оттуда вода самотеком разливалась по магистралям города…».

То есть, судя по всему, пожарным было не в новинку проводить подобные экскурсии для простых курян – башня вызывала интерес у горожан даже в нелегкие годы после Гражданской войны.

Водопровод к тому времени уже возобновил свою работу после долгого простоя, связанного с постреволюционными временами. Правда, и тогда случались частые перебои – система давно требовала серьезного ремонта.

А вот пожарные работали всегда, при любой власти и что бы ни происходило вокруг. Хотя и у них бывали тяжкие времена. Как писал «Вестник Курского губисполкома» №4 в 1922 году: «После революции в Курске пожарная охрана сохранилась в виде четырех негодных бочек и 14-ти чесоточных истощенных лошадей».
Впрочем, к моменту экскурсии Геши Каминского на пожарную каланчу ситуация в курском противопожарном деле значительно улучшилась.

Теперь пара слов о самом предназначении водонапорной башни – наверное, с этого следовало начать. Так вот, в дневное время главный насос подавал воду во всю систему и только ее излишек попадал в башню и как бы аккумулировался. А вот ночью, когда расход воды меньше, главный насос (первоначально с паровым двигателем) выключался и система работала на воде из напорной башни. Чисто технически возможности устроителей городских водопроводов и водонапорных башен значительно расширились, когда появились первые электродвигатели в промышленном исполнении. Именно электродвигатель заменил паровую машину – как привод главного насоса. Как минимум так можно было гораздо быстрее запустить или выключить во избежание гидроудара и его последствий.

Любая водонапорная башня должна иметь переливное устройство. Чтобы ее основная емкость не переполнялась (это могло вызвать гидроудар), лишнюю воду нужно было сливать в емкость резервную. Очевидно, в курском варианте ее роль выполнял бассейн-накопитель.

Если судить по конструкциям других водонапорных башен России, резервные емкости рядом с основной иногда выполняли еще одну функцию – там вода отстаивалась, осадок уходил вниз, а из верхних (чистых) слоев она отдельным насосом подавалась в башню. В Курске сохранились жалобы горожан на то, что водопроводная вода часто насыщена песком и илом. Это притом что водозабор на берегу Тускари был снабжен специальными фильтрами…

Стоит вспомнить и тот факт, что красная башня служила Курску в качестве пожарной каланчи и после того как перестала быть водонапорной – до 1935 года. К тому времени куряне пришли к выводу, что телефон при фиксации случаев возгорания гораздо надежнее.
Когда-то для путешественников, подъезжающих к Курску со стороны Москвы, город давал о себе знать именно верхушкой красной башни. Она – как бессменный часовой – охраняла свой город денно и нощно, разделяла с ним тяжкие времена и дни праздников. Многие считают, что у каждого древнего города есть свой дух-хранитель. Если так, то в Курске таковой непременно живет в старой башне, о которой шла речь выше…

Виктор КРЮКОВ

P.S. Думаю, в самый раз пожелать авторам идеи об инвестиционном возрождении красной башни удачи и успехов в непростом деле реализации этой задумки и поблагодарить их за инициативу. Полагаю, стоит вернуться к данной теме на страницах газеты, поскольку многое осталось за границами этого материала.



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также