Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Сказки – это серьёзно!

Газетный выпуск № 2021_025
05 марта 09:37 Общество

Филологи подготовили несколько научных работ, посвящённых курским сказкам, которые вполне могут стать одним из брендов области

В День российской науки в областной библиотеке имени Н.Н. Асеева прошла конференция в формате круглого стола на тему «Наука – региону». Декан филологического факультета Курского государственного университета доктор филологии Сергей Праведников выступил на тему «Лексикографический комплекс фольклорных текстов: Сказки Курского края».
Вот эти слова – «сказки Курского края» и привлекли внимание редакции. Что может быть интереснее: сказки, да ещё курские, и оказывается, что их немало. Более того, их изучают. Этим занимается научно-исследовательская лаборатория фольклорной лексикографии. По просьбе «Курской правды» Сергей Павлович подробно рассказал о своей научной работе.
– Сергей Павлович, давайте для начала поясним читателям, что такое вообще лексикография.
– Определение здесь следует из самого слова: с древнегреческого «лексикон» – словарь, а «графо» – пишу. Таким образом, лексикография – это раздел языкознания, занимающийся вопросами составления словарей, наука, изучающая семантическую, то есть смысловую структуру, особенности слов, их толкование.
Лексикография представляет слово в совокупности всех его свойств, поэтому словарь оказывается не только уникальным и незаменимым пособием по языку, но и важнейшим инструментом научных исследований. Чтобы было ещё понятнее, назову имя лексикографа, которого все в России знают, – Владимир Даль.
– Получается, что ваша лаборатория составляет, скажем так, сказочные словари?
– Основное направление исследований научно-исследовательской лаборатории – всестороннее изучение языка русского фольклора. И да, особое внимание курские лексикографы обратили на сказочные тексты. Качественных записей курских сказок немного.
Работа над созданием лексикографического комплекса курских сказок весьма трудоёмка, требует значительных усилий и времени. Она началась в 2007 году, на сегодняшний день выпущено три очереди словарной продукции.

Наш корреспондент посмотрел некоторые монографии и статьи, подготовленные лабораторией. Там много любопытного. Вот, например, в одной из статей есть такой фрагмент: «В курских сказках, вошедших в сборник А.Н. Афанасьева, находим топоним Крым-град, который не встречается ни в каких других текстах: «Пошёл муж во Крым-град зелья купить, жене зельем живот лечить!» Но всё же это тексты для специалистов.
А вот пару тимских сказок мы приведём, чтобы читатель получил хотя бы некоторое представление о том, что это такое. Это же тоже курский, как сейчас модно говорить, бренд. Понятно, вузу такое не потянуть. Нужен спонсор. Будем надеяться, что меценат такой рано или поздно найдётся. Чудеса ведь не только в сказках бывают.

Базой для создания первого тома послужили сказки, записанные в Тимском уезде Курской губернии в 1863 году Ф. Белкиным. О собирателе, опубликовавшем сказочные тексты, известно очень мало, его имя включено в биобиблиографический словарь «Русские фольклористы». Общее количество сказок равняется 14. Тексты сказок Тимского уезда не переиздавались и являются библиографической редкостью.
Во второй том вошли сказки, записанные в Курской губернии, из собрания А.Н. Афанасьева, восемь выпусков которого впервые вышли в 1855–1863 гг. Общее количество сказок равняется 15.

Из сказок Тимского уезда, записанных Ф. Белкиным

Никола-дурак

Жил один мужичок. В няво было два брата. Tе были умные, а он дурак. Вот яму нечем было кормитца. Яму жана отдала своё платья. «На, – говорит, – продай (яво), проси сто рублёв». Он позабыл, что надо просить сто рублёв. Там, кто у няво не спрося на базаря: «Что дать за платья?» – «Сто копеек». Купили у няво.
Ведуть волка продавать. Он спрашиваить: «Что дать за волка?» – «Сто копеек». Он узял и отдал. Привёл волка домой и говорить: «Вот табе, жана, продал платья за волка». Она яво изругала. – «Ну, гырть, поставь-ка в печку вару!» Она поставила. Он узял этим варом облил волка так, что с няво шерсть послезла.
Пошёл к братьям и говорить: «Братья!» Они сказали: «Что, дурак?» – «Да что, гырть, у мене есть штука!» – «Какая?» – «Да с того свету пришла! В мене было четыре овчёнки. Я их пустил на ночь туда. Нараня устал, там их Бог знать сколькя, не перешшитаешь!» Братья яму сказали: «Дай нам на ночь. Вот табе две тысячи рублёв».
Один брат узял яво да загнал к овцам. Нараня устал, и там овец ничяво нету. Он их усех поел. Он узял и отдал яво другому брату и не сказал, что он у няво поел усех овец. Там брат пустил яво к овцам. Нараня устаёть, там ни одной овечки нету. И говорить с братом: «Давай за это утопим!»
Пошли. Посадили яво у мешок. Прорубили пролубку.
– «Пойдём же теперь по колу возмёмь, чтоб нам яво уместя пхать! А то если одному пхнуть, то один будя грешен». Пошли. А дурак закричал: «Ой, братцы! Ня вмею ни читать, ни писать, хочуть на царство сажать!» Ехал барин на тройки бурых. Подскочил к няму и говорить: «Что ты кричишь?» – «Да как жа мне не кричать – не умею ни читать, ни писать, а за чтой-то мене хочуть на царство сажать». – «Посадитя мене. Я вмею читать и писать. Вот табе тройка лошадей». Дурак завязал яво у мяшок, сел и уехал.
Братья пришли, скапнули яво у воду и пошли. А дурак пришёл к ним и говорить: «Посмотритя-ко, я жив. Вы как мене туда вопхнули, а я закричал: «Бур, бур!» Накупил сабе там тройкю лошадей, бурых». Те братья сказали жёнам: «Вопхнитя нас у речку!» Жёны пошли, вопхнули их. Они там закричали: «Бур, бур!» А жёны и гoвoрять: «Ловитя там и бурых, и пегих, и всяких, какия толькя попадутца!» Там они и остались.
Вот жёны и говорять: «Давайтя яво у мешок завяжем, на речки пральниками (вальками) будем колотить». Завязали. Пошли за пральниками. А он закричал: «Ня вмею ни судить, ни рядить, хочуть у судьи становить».
Едет купец и говорить: «Я, говорить, умею и судить, и рядить. Поставь меня у судьи». Он завязал яво у мешок. А сам сел на яво лошадь и уехал.
Жёны пришли и узяли этого купца колотить пральниками. Дурак выскочил и закричал: «Разбой! Бабы мужика убили!» Сбежалси народ. Их сичас схватили, посадили у острог.
А он стал жить-поживать да добра наживать.

Материалом для создания третьего тома лексикографического комплекса курских сказок послужили тексты, записанные летом 1980 года студентами и преподавателями Курского государственного педагогического института во время фольклорной практики, которая проходила в селе Бобрава Беловского района Курской области.
Тексты были получены от одного информанта – Струковой Дарьи Васильевны, записи сделаны профессором Ю.И. Юдиным. В сборник «Бобравские сказки» вошло 23 текста.
– А курские сказки отличаются от сказок других российских регионов? И если да, то чем?
– Безусловно, отличия есть. Они наблюдаются на разных уровнях: репертуарном, сюжетном, языковом, который нас интересует прежде всего. Лексическая специфика обнаруживается, как правило, за пределами литературного языка, поэтому наиболее пристальное внимание уделяется диалектным словам.
Самая интересная с точки зрения выявления территориальной специфики сказочного текста категория лексики (она же и самая многочисленная) – это собственно лексические диалектизмы.
В качестве примеров приведу несколько глаголов: жигнуть, прощипать, рачить, скапнуть, скрячить (обозначают физические действия), обопреть, распечься (обозначают состояние), маньячиться, сигнуть (глаголы движения).
«Братья пришли, скапнули яво у воду и пошли». Глагол «скапнуть» В.И. Далем объясняется как «скинуть копком, сковырнуть».
«Пчёлка влетела в трушшобинку да как жигнёт Козу за луплёный бок». Даль даёт объяснение этому слову: жигнуть – «производить чувство, подобное ожогу».
Обращает на себя внимание то, насколько тексты курских сказок нагружены специфической лексикой. Это требует определённых лексикографических разысканий.
Что обозначают, например, слова «трушшобинка», «луплёный»? Попробуйте догадаться. Не всякое слово есть в словарях. Поэтому так ценны фольклорные тексты: в них можно обнаружить следы на цыпочках ушедших русских слов.
Но мы изучаем не только сказки. Каждый фольклорный текст, например песни, записанные в нашей области, бережно обрабатывается и вносится в копилку курского фольклора, где уже находятся образцы различных жанров.

Из сказок Тимского уезда, записанных Ф. Белкиным

Змей Горынич

Жил старик с старухою. У них был сын да дочь. Вот старик отдал своего сына учитца. Вывчалси он. Старик повёз яво и отдал кузнецу, и там он вывчалси.
Старик повёз яво ишшо. Ехали, ехали. Пришлось им переезжать мост. Вот он увидял мальчика в воде – рыбку пискарика и сказал: «Батюшка, дай я яво поймаю!»
Вот он пошёл. Пискарик рыбка проглотил яво. А отец уехал от яво. Он узял перочинный ножичек, разрезал эту рыбку и выляз. Летять семь птиц и говорять: «Что дашь, мы тебе выташшим из воде». – «Я дам вам, гырть, эту рыбку». Оне выташшали яво, и он отдал им рыбку. Потом сказали яму: «Выдярни из нас по пяру! Если мы табе занадобимси, то прижги эти перья, и мы тотчас прилятим!»
Вот он ишёл, ишёл. Стоить трёхэтажный дом. Он увошёл в няво и увидял там девицу. Она сказала яму: «Зачем ты, младой юноша, пришёл? Ты тут погибнешь!» Он сказал: «Ничяво!» Он лёг под кровать.
Прилятаить двенадцатиголовый змей и говорить: «Чтой-то Руськость пахня?» Она яму говорить: «Ты по Руси лятал и русскаго воздуху набралси». Когда он начал сосать ея тело и опустил руку под кровать, то этот юноша схватил яво за руку. Змей разозлилси и говорить: «Пусти, а то убью!» – «Не бось, гырть, не убьёшь!» – «Вот кто-то прислал мне младаго юношу, какой он сладкий!» – «Да сладка конфетка, да неравно подависси!»
Змей говорить: «Давай стражатца!» – «Давай», – говорить юноша. Вот юноша говорить: «Расходись!» Змей разошёлся и хотел яму голову срубить, но юноша отошёл вбок и разрубил яво пополам, и поднял каменную гору, и положил яво под гору.
Потом приходить к этой девице, начал успрашивать, кто она? – «Я царская дочь и унесена этим змеем». Тогда он сказал: «Пойдём, я тебе отведу к твоему отцу». Когда они пришли, царь благодарил яво и отдал замуж за няво.

И не просто находятся, а постоянно изучаются, сопоставляются с устно-поэтическими и прозаическими шедеврами из других регионов, используются в качестве иллюстративного материала при написании научных статей и монографий.
– Сергей Павлович, приведите, пожалуйста, примеры такой работы. Что уже есть в результате?
– В начале 2019 года в издательстве Курского государственного университета вышла книга М.А. Бобуновой «Лексикографический комплекс фольклорных текстов: Песни Курской губернии».
Это издание является первым из задуманной серии лексикографической продукции, подготовленной на базе научно-исследовательской лаборатории фольклорной лексикографии.
Результаты научной деятельности нашли отражение в монографических исследованиях, статьях в российских и зарубежных изданиях, сборниках научных трудов, издаваемых на базе лаборатории.
Научно-исследовательская лаборатория фольклорной лексикографии при Курском государственном университете получила официальный статус в 2009 году, а впервые коллектив учёных-лингвофольклористов заявил о себе в середине 1990-х годов.
Лаборатория была создана как группа единомышленников, объединённая профессором А.Т. Хроленко, и довольно скоро заняла ведущее положение в научной жизни не только филологического факультета, но и университета в целом.
Издательская деятельность лаборатории началась в 1994 году, когда впервые были выпущены сборники научных работ «Фольклорная лексикография», «Фольклорное слово в лексикографическом аспекте», «Исследования по лингвофольклористике». Затем выпуск этих и других сборников приобрёл периодический характер.
– В заключение поделитесь, если возможно, планами?
– Наша работа перспективна. В планах – продолжение деятельности и выпуск ещё как минимум двух полновесных томов лексикографически обработанных курских сказок из архива филологического факультета.
Юрий МОРГУНОВ



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также