Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Умереть за Курск

Газетный выпуск № 2021_074
22 июня 10:33 История

В день начала Великой Отечественной войны вспоминаем мифы и факты о Степане Перекальском

Весной мэр Курска Виктор Карамышев предложил установить бюст Героя Советского Союза Степана Николаевича Перекальского на площади его имени. Эту часть центра города уже освободили от лишних киосков, разработали концепцию благоустройства сквера у педагогического колледжа. При обсуждении планов глава Курска и внёс своё предложение. Не все с ним согласились. Пока власть думает, самая пора в день начала Великой Отечественной войны напомнить о легендарном комдиве. Ведь на 322-ю стрелковую дивизию Перекальского при освобождении Курска возлагали особые надежды.

Обращение к бойцам и «прикованные пулемётчики»
Взять город в феврале 1943 года было нелегко. В Курске стояли и немецкие танковые части, и знаменитые альпийские стрелки. Фашисты залили склоны улиц водой – сплошной лёд.
Численность большинства наших соединений составляла 45 процентов от штатной. Но город взяли. С 1 по 9 февраля в боях за Курск только из 322-й стрелковой дивизии погибли 218 бойцов и командиров.
Город был взят, несмотря на личный приказ Гитлера держать Курск до последнего. Фюреру докладывали, что советские части обходят город с севера и с юга, что есть опасность оказаться в очередном «котле». Но Гитлер кричал: «Держать!..».

С личностью Степана Перекальского, нарушившего планы фюрера, связан целый ряд мифов. Рассказывали, что перед наступлением на Курск он будто бы выступил перед своими солдатами: «Орлы, вы видите Курск? Возьмите его!».

Историки эту легенду отрицают. Романтичную историю сочинили сотрудники политуправления. Тогда тоже были свои политтехнологии…
Другая легенда гласит о том, что Перекальский погиб конкретно под стенами здания мединститута (ныне медуниверситет), сражённый пулей снайпера. И её логически продолжает третья невероятная история – о том, что на чердаке здания мединститута якобы были обнаружены останки немецких солдат, прикованных к пулемётам. Не один ли из них и сразил комдива? Тут мы тоже вступаем на зыбкую почву предположений и домыслов.
Но один факт неоспорим. Погиб Перекальский геройски. Был ранен. Но поле боя не покидал. Лично возглавил наступление учебного пулемётного батальона дивизии.

Снайпера не было?
В воспоминаниях генерал Петр Лащенко писал: «Штурм города начался в ночь на 8 февраля. Гитлеровцы цеплялись за каждую улицу и группу зданий, маневрировали и наносили неожиданные удары по флангам наступающих. Но Перекальский, хорошо разбиравшийся в этой сумятице, спешил всякий раз туда, где чаша весов начинала склоняться в пользу неприятеля, находил уязвимые места в его укреплениях и наносил неотразимый удар».
Многие убеждены, что бойцы во главе с Перекальским шли со стороны Кировского моста и выстрелом снайпера, засевшего в здании мединститута, комдив и был убит.
Кандидат исторических наук, один из авторов курского военно-исторического сборника (выпуск №10) «Вперёд, на запад двигались полки…», выпущенного под эгидой Военно-исторической академии, Александр Манжосов считает, что ни снайпера, ни взятия под командованием Перекальского мединститута (там наступала 248-я стрелковая бригада полковника Ивана Андреевича Гусева) не было.
Зная оперативную обстановку, учёный предполагает, что, скорее всего, Перекальский погиб в районе сегодняшней Тропинки, когда поднимался по железной дороге со стороны села Поповка…
Степану Николаевичу было посмертно присвоено звание полковника и Героя Советского Союза. Его именем названы улица и площадь в Курске. Вначале полковник Перекальский был похоронен слева у входа в Парк пионеров, а в 1949-м его прах по просьбе супруги перенесли на офицерское кладбище.

«В Курске наши части освободили 250 советских военнопленных, захватили значительное количество трофеев. Среди них были склады с боеприпасами и продовольствием. Было убито 1040 вражеских солдат и офицеров, уничтожены 4 танка, 45 автомашин, пять миномётных батарей, 11 дзотов, было захвачено 44 орудия разного калибра…».

Это фрагмент как раз из сборника (выпуск №10) «Вперёд, на запад двигались полки…». Авторами этой работы являются аспирант Юго-Западного госуниверситета Алексей Золотухин, доктор исторических наук Владимир Коровин и кандидат исторических наук, член-корреспондент академии военно-исторических наук Александр Манжосов.
В книге много интересного. В своё время я присутствовал на её презентации в краеведческом музее, и тогда обращалось внимание на тот факт, что немцы покинули Курск только 9 февраля – 8 февраля в городе ещё шли бои.
Но всё же в Ставку доложили, что город освободили. И уже вечером 8 февраля Совинформбюро на всю страну сообщило о взятии Курска.
Никто не говорит о переносе празднования даты освобождения нашего областного центра. Но для исторической науки данный факт важен. И его подтверждают оперативные документы штаба как раз 322-й стрелковой дивизии Перекальского.
Из боевого донесения: «…части дивизии в течение ночи на 09.02 продолжали теснить арьергардные части противника в Курске, к 7.00 09.02, очистив северную половину г. Курска, вышли на западную его окраину…».

Обыкновенная биография в необыкновенное время
Что же касается будничной биографии Перекальского, не легендарной, то доктор исторических наук, профессор ЮЗГУ Владимир Коровин в Центральном архиве Министерства обороны РФ познакомился с личным делом Степана Перекальского.
Степан родился в селе Осиновые Гаи Тамбовской губернии. Окончив четыре класса сельской школы, служил мальчиком хлебной конторы Федотова в Тамбове, был рабочим Московского почтамта, рабочим Тамбовского мыловаренного завода…
С 1917 года его жизнь связана с армией. Участвовал в боях на Украине против Украинской Рады, в боях с войсками Краснова. Его последнее до Великой Отечественной войны место службы – в 1925-1926 помощник командира 1-го Московского конвойного полка по строевой части. Затем ушёл в запас.
Работал заведующим отделом сбыта, заведующим отделом индустрии и мукомольной промышленности Хлебоцентра. В 1934-1940 годах возглавлял Главное управление мукомольной промышленности Наркомпищепрома СССР. Но когда объявили о начале войны, сказал жене: «Я солдат, гражданин, моё место в армии».
В музее школы №12 Курска, носящей имя героя, хранится ксерокопия письма Степана Перекальского супруге Лидии Исаевне 1942 года:

«Моя дорогая, только сегодня могу сообщить тебе об этих январских днях. 3-го числа принял 318-ю дивизию. И сразу приказ: «Взять деревню Перерва на озере Селигер». Ты на карте её не найдешь. В течение двух дней я лично проводил разведку, обнаружил огневые точки и слабые места противника. А потом был бой, долгий и жестокий. Я с одной ротой ворвался в деревню и поджёг школу, где были пулемёт и склад боеприпасов. Деревню освободили. Пуля ранила меня в левую руку, но так легко, что я сразу и не почувствовал. Командование моей операцией очень довольно, и я этим горжусь…».

А Курск гордится тем фактом, что его освобождал такой легендарный командир. Что же касается бюста героя (на могиле он есть), то он нужен. Ну а где уж его расположить, полагаем, решение найдётся…
Подготовил
Юрий МОРГУНОВ
Фото из открытых источников



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также