Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Курская битва. Как это было

Газетный выпуск № 2021_102
24 августа 12:34 История

В годовщину завершения боёв на Курской дуге вспоминаем главные факты об одном из ключевых сражений Великой Отечественной войны

Перелом в ходе Великой Отечественной войны произошёл в летние месяцы 1943 года – с 5 июля по 23 августа. Речь идёт о Курской битве. Хотя этот термин – «Курская битва» – возник и прижился не сразу. Впрочем, как и «Курская дуга»… Вначале применялся по-военному обыденный – «бои на Курском выступе». После Курской битвы гитлеровская Германия наступательных операций на Восточном фронте не проводила, перешла к обороне и контратакующим действиям. И никогда уже не имела паритета с советскими войсками, тем более превосходства над ними.

4 миллиона с обеих сторон

С обеих сторон в Курскую битву было вовлечено свыше 4 миллионов человек. Для сравнения: в ходе Сталинградской битвы на разных этапах боевых действий с той и другой стороны участвовали чуть более 2,1 миллиона человек. Общее соотношение численности войск в начале Курской битвы было далеко не в пользу Германии. По количеству танков она уступала нам почти в два раза: 2,5 тысячи у неё против 5 тысяч или около того у нас. В итоге общее соотношение сил перед Курской битвой – 2:1 в пользу СССР. Немцев подвела излишняя самоуверенность.

По данным Генштаба Красной Армии, только в ходе наступления с 12 июля по 23 августа было разгромлено 35 немецких дивизий, в том числе 22 пехотные, 11 танковых и две моторизованные. Остальные 42 дивизии понесли большие потери и в значительной степени потеряли свою боеспособность.

В битве под Курском немецкое командование использовало 20 танковых и моторизованных дивизий из 26 дивизий, имевшихся в то время на советско-германском фронте. После Курска 13 из них оказались полностью разгромлены.

Установить точное число погибших на полях Курской битвы непросто: данные источников сильно различаются. Чаще всего историки сходятся на следующем: потери советских войск – около 860 тысяч человек, гитлеровской армии – около 500 тысяч человек. За ценой не постояли.

Сдержать и ударить

Сохранились воспоминания о том, что, планируя весенне-летнюю военную кампанию 1943 года, советское командование стояло перед выбором: наступать под Курском или обороняться, отстаивая позиции выступа.

В своих докладах о ситуации в районе Курской дуги маршалы Жуков и Василевский предлагали обескровить противника в оборонительном сражении, а затем перейти в контрнаступление. Ряд военачальников (Ватутин, Малиновский, Тимошенко, Ворошилов) был против наступления.
Сталин поддержал решение об обороне, боясь, что в результате нашего наступления гитлеровцы сумеют прорвать линию фронта, как уже бывало не раз. Красной Армии пока не удавалось одержать верх над фашистами в летнее время, и это обстоятельство сдерживало.

Окончательное решение было принято советской стороной в конце мая – начале июня, когда стало в деталях известно о плане «Цитадель»: обороняться с последующим наступлением. Соответственно, события Курской битвы историки делят на оборонительный (с 5 по 23 июля 1943 года) и наступательный периоды (12 июля – 23 августа).

Первоначально немцы планировали наступление уже весной 1943 года. По мнению их стратегов, советские войска не были тогда полностью готовы выдержать удар. Но и у самих немцев были проблемы с поставками на фронт тяжёлой техники, на которую они делали особую ставку.
Обычно в мемуарах немецкие генералы перекладывают ответственность за спорные решения на фюрера. Однако в данном случае инициатором отсрочки выступил Вальтер Модель, командующий немецкими войсками севернее Курской дуги. Дело в том, что зимой он «потерпел победу» подо Ржевом. Тогда немцы отбили советское наступление, но и сами понесли слишком большие потери, чтобы их можно было быстро восполнить.

Советское командование понимало свои былые просчёты в проведении оборонительных операций 1941-1942 годов. Печальный опыт был. В этот раз была предусмотрена мощная, многослойная оборонительная система, способная сдержать наступление немецких бронетанковых войск. Над её возведением активно работали сапёрные части и местное население.

Даже Курск превратили в крепость: пулемётные и ПТР-амбразуры в окнах первых этажей зданий, баррикады поперёк улиц, пулемётные колпаки. То есть, прорвись враг к Курску, наш город просто так не сдался бы. Но, слава богу, до этого не дошло.

К началу немецкого наступления оборона была прочна, и врага скоро ждало сопротивление, которого вермахт не получал за всю историю своего существования. В день, когда началась Курская битва, Советская армия подтянула огромное количество артиллерии к фронту, чтобы дать ответную артподготовку, которой немцы ожидать не будут.

Тридцатьчетвёрки против «Тигров»

Главным событием оборонительного периода на юге Курской дуги стали бои в районе села Прохоровка. Кульминацией там было встречное танковое сражение, начавшееся рано утром 12 июля. Как рассказывают его участники, советские войска первоначально получили преимущество: восходящее солнце светило немцам прямо в смотровые приборы танков.

С немецкой стороны наступали две танковые дивизии 2-го танкового корпуса СС. С советской в первом эшелоне – танкисты четырёх корпусов 5-й гвардейской армии. Приводить конкретные цифры потерь сторон не станем, поскольку они заведомо спорны. Скажем лишь, что советские войска в этом бою потеряли больше танков и самоходок, чем противник.

Немецкие историки утверждают, что в «танковой дуэли» от вермахта участвовало не более 250 танков, в том числе всего 15 «Тигров», с советской же стороны – около 800 танков. В ходе ожесточённых боёв советским войскам удалось остановить противника, но ценой громадных потерь… На следующий день немцы начали общее отступление. Развивать ситуацию они не стали из-за стратегических просчётов своего руководства в других точках Курской дуги. Становилось понятно, что надежды на «лёгкое летнее наступление» не сбываются.

Наверное, будет уместно сравнить качества боевых машин с обеих сторон, чтобы весомо представить, с кем пришлось воевать. Скажем, наш танк Т-34 обладал к тому времени лишь 76-миллиметровой пушкой, а танк Т-70 – и вовсе 45-миллиметровым орудием. У танков «Черчилль III», полученных СССР из Англии, пушка была калибра 57 миллиметров при невысокой скорости и слабой манёвренности.

В свою очередь, немецкий тяжёлый танк T-VIH «Тигр» обладал 88-миллиметровой пушкой, выстрелом из которой он пробивал броню тридцатьчетвёрки на дальности до двух километров. Нашему же танку Т-34 была под силу броня толщиной 61 миллиметр на дальности не более километра, при том что лобовая броня того же «Тигра» достигала 80 миллиметров.

Вспомним, что были в немецкой армии 1943 года ещё и «Пантеры» – средние танки, которые немного уступали по бронированию «Тиграм» и имели на вооружении пушку калибра 75 миллиметров. Эти орудия характеризовались отличной скорострельностью с большой точностью. А «Фердинанд» – тяжёлая самоходная противотанковая установка (ПТ-САУ) – обладал едва ли не лучшей на тот момент бронёй и огневой мощью. «Фердинанды» прекрасно выдерживали попадания из наших противотанковых орудий.

Сражаться с надеждой на успех с такими машинами можно было только в ближнем бою, что и было сделано, правда, ценой больших потерь. Тем не менее под Прохоровкой вермахт лишился 75% своих танковых ресурсов. В том числе многие машины требовали серьёзного ремонта в стационарных условиях. Конструкция тяжёлых немецких танков и САУ не предусматривала ремонта «в поле», в отличие от советских, а «Тигры» для ремонта вообще нужно было транспортировать в Германию.

Надо сказать, что танки советского производства были гораздо более технологичны и ремонтопригодны, да и наши механики-водители обладали навыками ремонтников, в отличие от немецких. Значительная часть повреждённых советских танков скоро снова была в строю.

Одним словом, для Германии приведённый выше процент потерь стал настоящей катастрофой, трудновосполнимой почти до самого конца войны.

Историческое значение

Американский историк М. Кейдин в книге «Тигры» горят» характеризует Курскую битву как «величайшее сухопутное сражение, какое когда-либо имело место в истории», и не соглашается с мнением исследователей на Западе, что она преследовала «вспомогательные» цели.
«Всё решалось под Курском, – пишет он. – То, что случилось там, определяло будущий ход событий, Курская битва сломала хребет немецкой армии в 1943 году и изменила весь ход Второй мировой войны… Немногие за пределами России понимают всю чудовищность этого ошеломительного столкновения».

Немецкий историк Манфред Pay писал:
«Иронией истории является то, что советские генералы в ходе Курской битвы и после неё стали усваивать и развивать искусство оперативного руководства войсками, а сами немцы под давлением Гитлера перешли на советские позиции жёсткой обороны – по принципу «во что бы то ни стало».

Даже гитлеровский генерал Гудериан утверждал, что «инициатива после боёв на Курской дуге полностью перешла к русским». А фельдмаршал Манштейн признал, что провал операции «Цитадель» стал «поворотным пунктом в войне на Восточном фронте».

Президент США Франклин Рузвельт после завершения Курской битвы заявил, что надо как можно скорее открыть второй фронт в Европе, иначе СССР обойдётся самостоятельно.

Один из итогов Курской битвы – изменение отношения союзников к СССР. В отчёте президенту США, написанном в августе, было сказано, что СССР теперь занимает доминирующее положение во Второй мировой войне. Если на оборону Сицилии от объединённых войск Великобритании и США Германия выделила всего две дивизии, то на Восточном фронте СССР приковал к себе внимание двух сотен немецких дивизий.

Поражение под Курском стало шоком для Гитлера: он потерял лучшие соединения, ещё не зная, что осенью ему придётся оставить и всю Левобережную Украину. Отступление для немецкой армии было весьма тяжёлым. У сил вермахта заканчивались боеприпасы, упал боевой дух. Как следствие, при отступлении немецкие солдаты активно использовали тактику «выжженной земли»: убивали мирных жителей, сжигали сёла, грабили всё, что попадалось им под руку…

Харьковская операция в рамках Курской битвы началась 3 августа. Она завершала Курскую битву. На Южном фасе наступление велось силами Воронежского и Степного фронтов. Уже 5 августа был освобождён Белгород, а 7 августа – Богодухов. Советские войска 11 августа перерезали железную дорогу Харьков – Полтава, что позволило 23 августа завладеть Харьковом. Хотя контрудары немцев были, крупных успехов они не имели. Но война продолжалась.

Виктор КРЮКОВ



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также