Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Пандемия жестокости

Газетный выпуск № 2021_103
26 августа 11:31 Общество

Во время открытия охотничьего сезона под пули попадает не только дичь, но и птицы, отстрел которых запрещён

Открытия сезона охоты в рыбхозе близ деревни Старый Бузец всегда ждут с тревогой. Недавно на страницах «Курской правды» мы рассказывали о том, как здесь от пуль браконьеров гибнут птицы, охота на которых запрещена. Статья вызвала резонанс. Проверкой изложенных в ней фактов занялись Росприроднадзор и правоохранители. Изменилось ли что-то на берегу железногорских лебединых озер? Чтобы ответить на этот вопрос, мы отправились на открытие сезона охоты.

Канонада на берегу

До шести часов первого дня сезона стрелять нельзя, однако заезд начинается раньше – с вечера.

– Вчера к нам тоже с камерами приезжали, не знаю, телевидение или блогеры, снимали, как заезжают охотники, – рассказывает рыбовод Сергей Шестопалов, пока мы вместе проезжаем поля золотарника. – Вечером слышим – стрельба, а утром недавно поехали кормить рыбу и увидели мертвого аиста с пулевыми ранениями и вытащили кубари, набитые мальками. Кому, спрашивается, они нужны? Ни зимой покоя нет от браконьеров, ни летом. Зимой они капканы на бобров ставят.

У здания администрации рыбхоза нас лаем встречают собаки. Несмотря на ранее время, работники рыбхоза в сборе. Правда, рыба в выходные остаётся некормленой. Эти дни – самое горячее время охоты.

– Работать на берегу пруда небезопасно, поэтому рабочий процесс приостанавливается, – говорит директор рыбхоза Николай Плигунов.
Со стороны прудов доносится натуральная канонада. Те, кто не палит из ружей, прохаживаются в охотничьих лагерях. Где-то уже накрыли столы. На столах – стопки и закуска.

– Ни одной цапли, – обводит взглядом пространство Шестопалов. – Нет, вот одна «сумасшедшая» летает. Лебеди, к счастью, плавают. Но одиннадцать. Что-то двенадцатого не вижу… Может, спрятался где?

Рыбовод приостанавливает автомобиль у знака «Проезд запрещён» и отмечает, что на нём появились новые дыры от дроби. Для некоторых охотников это уже почти традиция – расстреливать предупреждающие знаки.

Стрельба по всему, что летает

В рыбхозе нас приглашает на чай его директор. На огонёк заглядывает Людмила Андреевна Трехлеб, бывшая работница рыбного хозяйства. Недавно коллеги поздравляли её с восьмидесятилетием.

– Вроде же раньше аистов у вас не стреляли? – спрашиваем у неё.

– Что-то вообще мало их осталось, – вздыхает женщина. – Бывало, выходишь на поле, видишь убитого аиста и думаешь: «У кого же рука поднялась вместо того, чтобы покормить птиц…» Собак и тех убивают. Есть здесь у нас один … Своих он кормит, а чужих убивает. Бездомным собакам, которых приютили в рыбхозе, приносят еду из дома. А щеночки эти рыбхоз охраняют, никого не кусают, но погавкивают. У одной работницы рыбхоза убили собаку, отвезли в Троицкое и бросили там возле дома. Откуда такая жестокость? Что случилось с людьми – понять не могу. Как будто какая-то пандемия жестокости.

Четверо пятнистых щенков на улице радостно встречают работников рыбхоза, а мы возвращаемся на берег пруда. За это время здесь уже успели образоваться кучи мусора. У воды высится горка из перьев (кто-то потрошил утку прямо у воды). Рядом куча гильз.
– Гильзы бросают, окурки, – рассказывают работники рыбхоза. – Неужели трудно убрать за собой, а окурки землёй засыпать? Ведь они могут привести к пожару. Бывает, десятилитровое ведро гильз собираешь на берегу. Лодки пока на месте, все целы, ни одной не отвязали. А бывает, и такое случается. В прошлом году пьяные в пруд заехали на машинах, пришлось их вытаскивать трактором.

В кустах на берегу находим застреленного ещё до начала сезона охоты аиста. Увы, при том, что в этом году открытие сезона на железногорских лебединых озёрах прошло относительно спокойно, застрелено несколько речных чаек, охота на которых запрещена. И это только в первые несколько часов. Причем, по словам руководства рыбхоза, одного из самых спокойных открытий за последние годы!

Мы называем их «голодные люди»

Из пруда наперегонки бегут к компании мужчин двое борзых с добычей в зубах.

Охотники ответили на вопросы для газеты, фамилии попросили не называть, но разрешили себя сфотографировать.

– Когда убивают птиц, охота на которых запрещена, мы называем таких «голодные люди», это тупость и свинство – бить по живому, – ответил Сергей, который двадцать лет занимается охотой. – Творить такое на охоте, палить по всему, что движется, – себя не уважать. Убийство животных, птиц не должно быть вообще самоцелью. Я больше для того сюда приехал, чтобы собак поднатаскать. Они приносят уток, убитых над водой другими охотниками, которые не могут их достать.

– А если не подстрелите ни одной утки? – обращаюсь к другим охотникам.

– И в чём здесь проблема? – продолжает второй охотник по имени Василий. – Мне так эти утки вообще не нужны – дома есть мясо, но такая у нас традиция – встречаться компанией в сезон охоты, так наши отцы встречались, а теперь мы.

В соседнем охотничьем лагере нас встречают не столь дружелюбно.

– Что вы нас здесь фотографируете? – выходит навстречу мужчина в камуфляже. Мы благоразумно ретируемся.

– Агрессивных лучше не провоцировать, объехать стороной, – заводит машину Сергей Шестопалов. – А то всякое бывало: из мести и колеса протыкали, и в двух прудах воду спускали, угоняли лодку и оставляли среди пруда…

По пути натыкаемся на двух рыбаков.

– А вы что здесь делаете? – возмущается Сергей. – Рыбу тут ловить нельзя, да и здесь одни мальки, зачем они вам? Идите рыбачить в другое место – здесь рядом есть платный пруд.

– Хорошо, – не вступают в спор рыбаки. – Сейчас этого малька отпустим и уйдём.

А мы продолжаем объезд.

– Потом дохлая рыба плавает, дохлых птиц к берегу прибивает волна. Собак вообще-то тоже в пруд нежелательно пускать, – продолжает рыбовод. – Важно сохранять определённые параметры состояния воды. Собака в одном побывала пруду, в другом – что-то занесла в воду… У них, может, это и не считается нарушением, а у нас может произойти замор рыбы, у неё ослабевает иммунитет, и она может погибнуть.

Сам Сергей не охотник и даже не рыбак.

– Всё равно не понимаю я это занятие, – поглядывает он в сторону охотничьих прудов. – Только вывелась молодая утка – ёе истребляют, а что там в ней есть, в ней всего-то 500 граммов. Охота пострелять – так для этого есть тир. Зачем же по живому?

Вероника ТУТЕНКО
Фото автора и Сергея ШЕСТОПАЛОВА

 

СПРАВКА КП

Сезон охоты на пернатую дичь открылся в Курской области с 21 августа. Курянам разрешено охотиться на водоплавающую, болотно-луговую, боровую, степную и полевую птицу. Утверждены нормы добычи в день на одного охотника: водоплавающих – 3, болотно-луговых – 5, степных и полевых – 5, вальдшнепов – 5. Охотник обязан иметь при себе билет единого образца, разрешение на хранение и ношение оружия, разрешение на добычу ресурсов. Сезон продлится до 15 ноября



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также