Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Хождение за три моря Николая Малешина

Газетный выпуск № 2021_116
24 сентября 15:16 Общество

Высоко в горах проверить фотоловушки, провести подводную видеосъёмку в глубине океана, спасать китов и снежных барсов – таковы будни учёного, журналиста Николая Малешина

Известный путешественник объездил все континенты, побывал в 60 странах. Десять лет он возглавлял Центрально-Чернозёмный государственный биосферный заповедник имени профессора В.В. Алехина. При нём заповедник получил высокую оценку и европейское признание достижений в научной и природоохранной деятельности – Диплом Совета Европы. Мы поговорили с курянином о его путешествиях. Кстати, этим летом Николай Александрович побывал на Шантарских островах.

Не ходят корабли и пароходы

– Полтора года назад я вышел на пенсию, – рассказывает Николай Малешин. – Лёгкая эйфория от обрушившейся на меня свободы быстро прошла. Жить без работы было скучно, и я начал искать, чем заняться, и вскоре устроился на курсы веб-дизайнеров. Через шесть месяцев выполнил свой первый коммерческий заказ на веб-сайт. Случайно в интернете увидел, что компания «RussiaDiscovery» ищет профессиональных гидов на новые маршруты. Недолго думая, я написал резюме, указал и то, что я всегда путешествую только с собакой. Примерно через неделю получил сообщение. Я пообщался с руководством компании, после чего мне предложили приехать в Москву для более детального знакомства. Мы встретились и поговорили. Мне предложили на это лето три тура. Один – на Северные Курилы, и два – на Шантарские острова. В начале июня я уехал на экспедиционном судне на Курильские острова. Мы прошли вдоль берега Камчатки на остров Атласова, была возможность поплавать среди сивучей и тюленей в Охотском море. Сивуч – крупнейший представитель семейства ушастых тюленей. Размер самцов достигает трёх с половиной метров, а весит он почти тонну. Мы были в гидрокостюмах. Держишься ближе к лодкам и постоянно оглядываешься по сторонам. Морские котики не так опасны: когда ты в воде, они больше проявляют любопытство. У сивучей – огромные зубы. Был случай, когда это животное напало на лодку, пришлось отбиваться веслом. Нам было необходима подводная съёмка для фильма. Просто ради любопытства не стоит подвергать себя такой опасности.

После Северных Курил я отправился на Шантары.

Это особый район. Добраться туда очень сложно: не ходят ни корабли, ни пароходы. Есть два пути: первый – из Хабаровска самолётом до Николаевска-на-Амуре, далее на автомобиле до моря, потом пять часов на быстроходном катере, второй – четыре часа из Хабаровска на вертолёте в один конец. В этом году были сложности, связанные с выносом льда из Охотского моря: он сошёл только к 21 июля, до этого начать туры было сложно. Вслед за таянием льда наступила хорошая погода – в отдельные дни до плюс 36 градусов. Для тех мест это немыслимо, такое бывает только в сказках. Тем не менее это было! Дело в том, что юг Охотского моря более суровый, чем север: льды выносит с севера на юг. Иногда вынос льдов такой мощный, что лето просто отменяется. В прошлом столетии так было трижды – в 1915 и 1976, 1986 годах. В таких условиях здесь ничего не растёт, не гнездятся птицы, медведи ходят голодные. Выжить непросто. Очень суровый район! Это чувствуется во всем: в берегах, в море, в бурных течениях, проливах. Например, судам вообще не рекомендуется заходить в пролив Опасный. На дне пролива есть гребень. Упираясь в него, волны поднимаются вверх. Тогда образуются воронки, которые могут затягивать даже моторные лодки.

Увидеть дыхание китов

В Шантарское море на летний сезон приходят гренландские киты – на линьку. Сколько их будет, предсказать трудно. Бывали годы, когда их было около десятка, бывало и полторы сотни. Когда видишь это своими глазами, впечатление незабываемое. Были случаи, когда в мелководную бухту Врангеля заходили около 140 китов. Их можно наблюдать не с лодки, а прямо с берега. Это кажется невероятным: невооружённым глазом можно видеть, как они дышат, выбрасывая водяной пар. Если на надувных лодках или сапах выйти в бухту, есть большая вероятность, что кит всплывёт рядом с тобой. Дождаться этого могут только терпеливые! Киты – на удивление, очень пугливые животные. Любой звук, движение – и они уходят. Всех настойчиво просят вести себя тихо. Вода прозрачная, и преломление лучей таково, что, когда кит всплывает, ты его видишь, но если он, например, проходит под лодкой, то остаётся невидимым. Не ощущается даже колебаний воды. Под тобой проходит гигант весом в 150 тонн и длиной 20 метров, а ты ничего не чувствуешь. Морские биологи наблюдают за китами при помощи дронов. Были случаи, когда на китов прямо в бухте нападали касатки. Не убивали, но словно демонстрировали, как они охотятся на китов. Взрослые особи разгоняются и бьют кита под плавник. Касатки могут сломать ему рёбра, прижать под водой, не давая вздохнуть. У касаток есть свой язык, речевые обороты и сигналы.

Путешествую только с собакой

Почти всегда в путешествия Николай Малешин берёт с собой своего любимца – четырёхлетнего хаски Яшку. Пёс уже побывал в Австрии, в горной части в Штирии, на Алтае, видел Телецкое озеро, был на границе с Монголией, в Кош-Агачском районе, не говоря уж о Черноземье.

Яшка привык к дальней дороге и хорошо её переносит.

– В аэропорту Вены персонал только удивлялся тому, как спокойно Яшка перенёс перелёт: лежал как ни в чем не бывало, – рассказывает Николай Александрович. – Яшка любит горы. На хребте Чихачева работает группа добровольцев. Мы занимаемся изучением снежного барса. Два раза в год у нас экспедиции. Мы выезжаем в тот район, где установлены фотоловушки на снежного барса, а мы должны их проверять, менять батареи, забирать карты памяти. Такая работа требует не только материальных ресурсов и времени, но и много сил. Аппаратура стоит на высокогорье от 250 до 3000 метров в труднодоступных перевалах, куда нужно идти в любую погоду. Для Яшки просто раздолье. Но однажды ему пришлось туго. В один из первых дней мы проверяли фотоловушки с волонтёром Тимуром, проделывая очень сложный маршрут. Пока шли в горы, было всё хорошо: Яшка забегал вперёд, дорога явно пришлась ему по душе. Но, спускаясь вниз, мы решили сократить путь и, нисколько не подумав о собаке, отправились по очень сложной осыпи. Яшка попробовал идти за нами, но вскоре лёг, видимо, желая сказать, что по такой дороге он спускаться не может, мол, что хотите, то и делайте. Это была наша вина! Спуск по скользким камням был Яшке не под силу. Ведь собака не может маневрировать руками, как человек. Нет у неё и когтей, как у медведя. Спас ситуацию Тимур (в армии он служил военным фельдшером), устроив собаку под рюкзак – так раненых выносят с поля боя. Таким образом Яшка спокойно спустился с горы до того места, где снова мог передвигаться самостоятельно.

Группы волонтёров работали в разных долинах. Любимое развлечение Яшки – посещать всех по очереди. Добежит до одной группы, спустится ко второй в долину, добежит до третьей, потом – до четвёртой, вернётся обратно и – к лагерю, ляжет неподалёку, ждёт. Кто первый вернётся, того и бежит встречать.

Он очень много удивлял меня в тот год. Например, научился есть голубику прямо с куста.

А дело было так: я увидел, что он с аппетитом ест ягоды, и просит это новое для него лакомство. Говорю: «Ну что я тебя буду кормить: вот куст, вот ягода. Вскоре он сам стал собирать голубику. В один из дней мы перемещались с одного места на другое и у нас была очень серьёзная поломка – лопнула рессора УАЗика. Нам пришлось за 400 км ехать за деталями для ремонта, поэтому на место, куда мы должны были прийти днём, добрались только ночью. Буквально перед нашим прибытием начался мощный снегопад. Мы приехали ночью: ни зги не видно: куда ставить палатки, машины, где тут ямы, где обрывы. Нашли какой-то пятачок, включили фары, чтобы как-то освещать. Смотрю, Яшки нет. Куда делся? Оказалось, что он спит на карликовых березках, маленьких деревцах с раскинувшимися ветками. Он и примостился на них. Не касаясь холодной, мерзлой земли, покачивается, как в гамаке, спрятав нос под хвост. Его засыпало снегом так, что только ухо торчало. Вокруг все ходят, суетятся, а он спокойно спит.

Был ещё такой случай: в тайге всю ночь лил дождь. Я позвал его в палатку – не идёт. Утром оказалось, что он вырыл под деревом ямку, свернулся и спал абсолютно сухим. Видимо, включилась генетическая память – «вспомнил», как вели себя его сородичи много лет назад.

В этот раз Яшка остался дома. Я не знал точно, какими будут условия. Если получится так, что я буду работать и в следующем году, то он обязательно поедет со мной. Впереди ещё много дорог.

Спас ветер

Пожалуй, самая экстремальная ситуация, в которой мне довелось побывать, случилась в Никарагуа, в лагуне Апойо, в кратере вулкана, заполненном водой. На одной из туристических баз я взял напрокат каяк (небольшая плоскодонная лодка с двумя вёслами. – Прим. авт.). Оставил залог и отправился кататься вдоль берега. Лагуна Апойо – довольно большая и абсолютно круглая, примерно пяти километров в диаметре. Я решил переплыть озеро. Уже довольно далеко от берега я почувствовал, что грести становится тяжелее, но не задумался почему. Когда я вдруг это понял, было поздно: каяк был полон воды. Я на секунду остановился, моя лодка перевернулась, и я оказался в воде. Спасти меня могли только подоспевшие люди или я сам, если бы доплыл до берега. Но это было слишком далеко. Я решил ждать, держа весло под мышкой, не отпуская и каяк. Это плоская лодка и послужила спасательным средством. Так я провисел четыре часа. Из моих знакомых никто не знал, что я оправился на озеро. А хозяева базы просто не задумались о том, почему меня так долго нет. Возможно, они обратили бы внимание на это вечером, не досчитавшись лодки. Через четыре часа поднялся ветер, каяк расправил паруса и донёс меня до берега. Оказало, что каяк был просто неисправен – в нём была течь, а мне никто об этом не сказал. Виню в первую очередь себя: должен был посмотреть, убедиться, что всё в порядке.

Елена ГАМОВА



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также