Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Полёты в кино и наяву: как Рыльск стал центром воздухоплавания

Газетный выпуск № 2021_131
29 октября 11:44 Киноразворот

Окрестности Рыльска, снятые с высоты птичьего полёта, попали в три советских фильма.

Воздухоплавательные старты перед
автодорожным мостом на реке Сейм

В «Крепком орешке» 1967 года герои Надежды Румянцевой и Виталия Соломина – сержант Рая и лейтенант Иван – случайно влетают на оккупированную немцами территорию на заградительном аэростате. В «Сломанной подкове» 1973 года аэронавт Жюль Ардан и девушка Лейда в исполнении Сергея Юрского и Марины Неёловой на воздушном шаре взмывают в небо над старинным городом Ревелем. И, наконец, в первом фильме сериала «В поисках капитана Гранта» 1985 года корзина воздушного шара с писателем Жюлем Верном и его приятелем фотографом Надаром, сыгранными болгарскими актёрами Владимиром Смирновым и Марином Яневым, приземляется в Париже. Но всё это – Рыльск! Совпадения не случайны…

 

Секрет в том, что с конца 50-х годов прошлого столетия здесь располагалась Полевая экспериментальная база экспериментально-воздухоплавательного отдела Центральной аэрологической обсерватории, которая и помогала кинематографистам с аэросъёмками.

Здесь велась научная деятельность по изучению свойств воздушных масс Земли с пилотируемых и беспилотных аэро- и стратостатов. На полигоне под Курском ставились международные эксперименты с участием учёных из Америки, Болгарии, Германии, Франции, а наши специалисты ездили в экспедиции в Швецию и Арктику.

 

С учётом результатов, полученных в ходе рыльских исследований, в СССР разрабатывали спутниковую аппаратуру. И именно на этой полевой базе прошли первые испытания революционного в аэронавтике запуска стратосферного зонда из гирлянды шаров, за которую её разработчики были удостоены Государственной премии. Удивительно, но 20 лет спустя подобная схема помогла взлететь символу Олимпиады-80 – олимпийскому мишке, ставшему, по сути, сложным аэростатом с вертикально заданной траекторией движения.

 

Перенесли из-за аэропорта, запретили из-за границы

Центральная аэрологическая обсерватория в сентябре нынешнего года отметила своё 80-летие. Это уникальный НИИ, в своих многолетних исследованиях использовавший все существующие летательные аппараты. Обсерватория по официальному указу была основана в 1941 году, а ещё за год до этого начала свою деятельность при институте прогнозов, когда Сталиным было принято решение упразднить Дирижаблестрой после крушения крупнейшего в СССР дирижабля, участвовавшего в операции по спасению учёных-полярников. В той катастрофе выжили всего 6 из 19 членов экипажа.

Пилоты и инженеры из Дирижаблестроя перешли в новую организацию, а её директором стал Георгий Голышев – легендарный советский воздухоплаватель, за плечами которого наивысшее мировое достижение: в полёте на стратостате в открытой гондоле достигнута высота 12 138 метров. Придя в обсерваторию на должность старшего пилота, он приобщился к научным изысканиям, получил степень доктора технических наук, стал лауреатом Ленинской и Сталинской премий. Такие люди составляли костяк обсерватории.

Она и сейчас находится в подмосковном городе Долгопрудном, но в 50-х полёты аэростатов там запретили из-за строящегося аэропорта Шереметьево. Пришлось искать новое место. И нашли в Рыльске: недалеко от Москвы, свободная от самолётов зона, соседство с авиационно-техническим колледжем, просторные поля, благоприятная погода, хорошая видимость.

Подготовка к старту стратостатов для совместного эксперимента США/СССР. Рыльск, 1987 г.

Основное здание находилось в доме №1 по улице Гоголя. База и сейчас располагается там, но уже лишь формально. В разные периоды в штате работало до 20 специалистов, включая инженеров, механиков, водителей, метеоролога – без метеопрогнозов полёты невозможны. Синоптик принимал карты погоды в кабинете на Пионерской. А старты осуществлялись рядом, на поле у реки неподалёку от выезда на Глушково.

Своих аэростатов в Рыльске не было – доставляли их из парка в городе Долгопрудном. Но, конечно, не по воздуху: путь в 600 километров – это слишком серьёзное расстояние. Каждый летательный аппарат имел бортовой номер, как и самолёт, а пилот – соответствующее пилотское свидетельство. На все полёты необходимо было получать разрешение и допуск.

Совместно с Государственным оптическим институтом имени С.И. Вавилова, который разрабатывал спутниковую аппаратуру, изучали газовый состав и радиационные характеристики атмосферы и стратосферы, поднимаясь на высоту до 33 километров. За 20 лет работы (с 1971 по 1991 год) на базе под Курском произведено свыше 800 стратосферных беспилотных полётов. Это очень много! Можно сказать, негласный мировой рекорд.

Метеооболочки изготавливались из латекса и обходились недорого, как и водород, – специалисты могли запускать их тысячами. Пуск современных полиэтиленовых оболочек обходится значительно дороже. Шары, стартуя с земли, имели размер с человеческий рост, но в условиях низкого давления в стратосфере раздувались до десятков метров в диаметре. Когда задача была выполнена, они разрывались в воздухе, а аппаратная платформа весом до 150 килограммов опускалась на парашюте. Однажды даже удалось испытать систему радиоуправления с земли. Последние полёты в Рыльске совершили по окончании перестройки. Их запретили после распада СССР из-за близости границы с Украиной.

 

Ночь на болоте и знакомство с племянницей Ленина

С 8 по 15 сентября 1991 года в Рыльске проходил первый открытый чемпионат по воздухоплаванию, приуроченный к 50-летию обсерватории. И единственный. За две недели до этого в Москве состоялась попытка государственного переворота. Организаторы ещё и сами не понимали, что происходит в стране. А приглашённый из Америки в качестве президента жюри конструктор и пилот аэростата Джим Винкер писал за несколько дней до приезда: «Абсолютно не понимаю, в какую страну я еду, но вы приглашаете, и я еду». В состав оргкомитета вошёл и гость из Южной Азии – член Индийского парламента, секретарь Федерации воздухоплавания Индии господин Гупта.

В чемпионате принимали участие 16 спортсменов, включая единственную девушку из Литвы Сабину Врубляускайте. В воздух взмывали 16 аэростатов, выполняя упражнения разной сложности: осуществить разворот под наиболее острым углом, прибыть в заданную цель, сбросив на землю маркер – яркую ленту с 70-граммовым мешком песка. Сейчас треки движения на подобных первенствах отслеживаются по GPS-навигатору, есть интерактивные задания, но тогда действовали в соответствии с существовавшими нормами, производя непростые расчёты.

Самый опытный участник – литовец Гинтарас Шуркус, показав лучший результат на соревнованиях, отказался участвовать в чемпионате под эгидой СССР. «Только политики нам не хватало», – вздохнули организаторы, но с решением спортсмена были вынуждены согласиться.

Весь пьедестал почёта заняли пилоты из Казахстана. Первым и, как оказалось, единственным чемпионом Советского Союза по воздухоплаванию стал Виктор Загайнов. Сохранились фотографии, где легендарные победители держат соответствующие духу того времени призы от спонсоров: тульские самовары, вазы, светильники, чертёжные принадлежности и даже электродвигатели для швейных машин…

Победители чемпионата слева направо: Александр Ютман (2-е место), Гинтарас Шуркус (лучший результат), Виктор Загайнов (1-е место), Юрий Косяков (3-е место)

Случались и курьёзы. Так, аэростат под управлением последнего пилота-аэронавта 1-го класса Гражданского воздушного флота СССР Аркадия Новодерёжкина из-за грозы был вынужден совершить посадку на болоте. Радиостанции на земле работали плохо, и, несмотря на пущенную ракету, нашли экипаж только под утро. Ночь команда коротала за складыванием намокшей и утяжелившейся оболочки. А матчасть бросать ни при каких условиях нельзя: цена аэростата приближалась к стоимости автомобиля.

Целым приключением стал и поиск большого объёма качественного газа с высоким содержанием пропана. Ведь на чемпионате в небо взмывали не только тепловые, но и газовые аппараты. На помощь пришёл курский ДОСААФ. На поле, конечно, дежурили пожарные машины, но, к счастью, обошлось без форс-мажоров.

А на закрытии чемпионата состоялся полёт с территории Марьино – в музее санатория до сих пор хранятся памятные снимки. Такие парадные полёты не были редкостью. Один из них подарил сотрудникам базы знакомство с племянницей Владимира Ленина Ольгой Ульяновой, которая, отдыхая в санатории, заинтересовалась необычным зрелищем и подошла с вопросами.

«АгроСейм» – знаем, а что такое «АэроСейм»?!

Оргкомитет первого открытого чемпионата СССР по воздухоплаванию. У микрофона – директор аэробазы Давид Шифрин, посередине – художник рыльского кинотеатра «Сейм», будущий замгубернатора Александра Руцкого и его тесть Анатолий Попов

На фотографии, которая хранится в Рыльском краеведческом музее, навсегда запечатлены члены оргкомитета чемпионата. У микрофона – начальник рыльской базы, заведующий экспериментально-воздухоплавательным отделом ЦАО, впоследствии первый президент Федерации воздухоплавания России Давид Шифрин, за ним – заместитель главного редактора газеты «Экономика и жизнь», которая стала основным спонсором мероприятия, Николай Тарасенко, художник рыльского кинотеатра «Сейм», вице-президент клуба «Русская Америка», будущий замгубернатора Александра Руцкого и его тесть Анатолий Попов, начальник управления Госгидромета СССР, в ведомстве которого находилась Центральная аэрообсерватория, Николай Петров, директор Рыльского авиаколледжа, впоследствии мэр Курска и замгубернатора Владимир Иванов.

Много энтузиастов осталось за кадром, среди них – авиатор, председатель Рыльского горисполкома, впоследствии первый глава Рыльска Владимир Хороших. Кандидат исторических наук, он 15 лет руководил авиаколледжем, а сейчас преподаёт в нём историю. В 2015 году в сборнике «Научные перспективы XXI века. Достижения и перспективы нового столетия» он опубликовал научную статью о воздухоплавании в Рыльске.

Профильные соревнования проводились под Курском ещё трижды, а зимой 1993 года состоялся первый чемпионат России. Последующие кочевали по разным городам страны от псковских Великих Лук до пермского Кунгура. Но можно смело утверждать: тем, что сейчас в нашей стране есть спортсмены, устанавливающие мировые рекорды на аэростатах, а в 2018 году сборная России стала первым чемпионом мира по воздухоплаванию, мы во многом обязаны событиям в Рыльске! В сложные 90-е здесь как могли подогревали интерес общественности к этому виду спорта, одновременно его совершенствуя.

И уж совсем мало кому известно, что в начале 90-х под Курском действовала российско-польская школа пилотов аэростатов. Предприятие «АэроСейм» было организовано при Рыльском авиационно-техническом колледже гражданской авиации. В Польше ученики изучали теорию, а в Рыльске проходили практику. Лицензии пилотам выдавали в польском городе Лодзи. Состоялось два выпуска, документы получили восемь пилотов.

 

Как готовили к полёту символ Олимпиады

И тем, что олимпийский мишка научился летать, мы тоже отчасти обязаны Рыльску.

Когда в Союзе на закрытии Олимпиады-80 решили запускать в небо 8-метрового резинового медведя, специалисты поняли, что прежде всего необходимо определиться с его центровкой. Ведь, даже если кинуть игрушку в воду, она перевернётся, а тут воздушные массы! Встала необходимость произвести непростые расчёты, чтобы мишка летел вверх не боком, спиной или задними лапами, а правильно, красиво махая зрителям.

На решение проблемы были брошены лучшие кадры Центральной аэрологической обсерватории, сотрудники которой в белоснежных костюмах и выносили мишку на стадион. Они разработали несколько гирлянд, прикреплённых к разным частям его фигуры, – за подобную схему запуска зонда, испытанную за 20 лет до этого как раз на полигоне в Рыльске, аэроконструкторы получили Госпремию.

Но тренировки с медведем проходили в Долгопрудном, где имелся ангар подходящей высоты. Гирлянда состояла из 25 шаров пяти цветов олимпийских колец. Ещё один шар-пилот пурпурного цвета к символу Олимпиады-80 не прикреплялся: он вылетал за десятки секунд до планируемого полёта, чтобы показать специалистам направление и силу бокового ветра. Сотрудники ЦАО получили строгую установку – при возникновении малейшего риска медвежий полёт отменить, лишь покрутив фигуру на месте.

Но благоприятный прогноз на ветер подтвердился, и мишка плавно взмыл в небо, подарив нам такой идеальный исторический момент, каким мы его и знаем. Вот такие чудеса. Которые делали своими руками люди.

Кадр из фильма «Сломанная подкова», 1973 г.

Газета Рыльского района «За изобилие» от 23.09.1972:

«Долгое время нам не удавалось заполучить воздушный шар, – говорит режиссёр Семён Аранович. – Навстречу нам пошли сотрудники московской Центральной аэрологической обсерватории, которые несколько лет работают в Рыльске. Они и помогут нам провести сцену спасения политкаторжанина Яковлева. И кроме того, очень привлекла нас окружающая природа. Она хорошо вписывается в кадры будущего фильма».

Эпизоды спасения снимают в окрестностях Пригородней Слободки. По просёлочной дороге, вьющейся среди живописных холмов и перелесков, мчится карета в сопровождении вооружённых всадников. Сверху, догоняя их, спускается воздушный шар. Раздаются выстрелы, на жандармов летят мешки с песком, которые служат балластом. Вскоре из распахнувшейся двери кареты появляется заключённый. Улучив момент, он набрасывает цепочку, которая соединяет браслеты наручников, на лапу якоря, выброшенного перед схваткой из корзины шара. Снова на землю летят мешки с балластом. Освобождённый от груза шар быстро набирает высоту, унося с собой Яковлева и его мужественных спасителей».

 

 

Кадры из первого фильма сериала «В поисках капитана Гранта», 1985 г.

Газета Рыльского района «Районные будни» от 18.06.1985/25.06.2020,
газета Курской области «Друг для друга» от 04.09.2018:
«Отдельные эпизоды были запечатлены на плёнку в нашем городе. Зелёная пойма Сейма неподалёку от горы Ивана Рыльского превратилась в своеобразный натурный павильон. Жюль Верн со своим другом Надаром летят над Парижем. Внизу проплывают узнаваемые пейзажи Рыльского района – луга и перелески, излучина реки Сейм, заброшенное и полуразрушенное тогда, в середине 80-х, здание Свято-Николаевского Рыльского монастыря. Шар начинает снижаться, ветер вырывает из рук писателя рукопись, и листы разлетаются над городом. Надар говорит: «Теперь Жюля Верна будет читать весь мир». Полёт аэростата снимался на полигоне Рыльской полевой экспериментальной базы московской Центральной аэрологической обсерватории 16 августа 1985 года. В воздухе встретились две эпохи воздухоплавания: медленно парящий аэростат и вертолёт «Ми-2». В то время инженером-синоптиком здесь работала Людмила Шуманова: «Оператор снимал воздухоплавателей с вертолёта, который летел вслед за аэростатом. В корзине находились два сотрудника экспериментально-воздухоплавательного отдела, по сути дублирующие полёт актёров. Съёмочная группа не учла, что для подъема в воздух необходим прогноз погоды. Чтобы разрешить этот вопрос, в смете данные расходы появились под графой «услуги горничной». Таким образом, Жюль Верн отправился в полёт, положив в карман мой метеопрогноз… Старт состоялся утром в 8 часов 25 минут. Было ясно, на высотах дул слабый северо-восточный ветер. В воздухе аэростат был около часа, поднялся до высоты 400 метров, пролетел над городом и опустился на свекловичном поле на юго-западе от Рыльска».

 

Кадр из фильма «Крепкий орешек», 1967 г.

Из воспоминаний рылянина Алексея Савченко, в 12 лет сыгравшего роль внука бабки на оккупированной территории:

«Меня выбрали на эту роль из сотни рыльских мальчишек. На отборе надо было сыграть сцену из фильма – бежать и кричать, размахивая руками: «Бабушка, немцы бегут, прячься!» А потом: «Ура! Ура! Наши! Наши!» Видимо, с поставленной задачей я справился, поскольку услышал: «Будешь сниматься у нас, согласен?» Отбор проходил и по росту, ведь дальше по сценарию я должен был отдать свою одежду Надежде Румянцевой, остальную часть фильма изображающей переодетого мальчика. Весь эпизод длится несколько секунд, но снимали его 10 дней: нужно было поймать определённое освещение, а солнце то и дело скрывалось за тучами. За весь съёмочный период мне заплатили 50 рублей, в то время

Алексей Савченко  слева от Надежды Румянцевой

как средний оклад в Союзе был около 70 рублей. Конечно, отдал деньги родителям. Исполнительница роли бабки актриса Любовь Калюжная как-то спросила, не хочу ли я поехать учиться на артиста в Москву. Мы посоветовались дома и решили, что нет. И я никогда об этом не жалел. Надежда Румянцева и Виталий Соломин относились ко мне покровительственно. Возили на съёмки в своей «Волге», тогда как остальные актёры массовки ездили на автобусе. Надежда запомнилась жизнерадостной и энергичной, она всё повторяла: «Надо же, я и не знала, что есть такой город – настоящий курорт с прозрачной водой в реке и упоительным воздухом. Нужно приезжать сюда отдыхать». В то время в нашем Сейме за час можно было наловить два ведра раков, и местные с удовольствием угощали ими артистов… Полёты аэростатов не были редкостью для жителей нашего города, поэтому на них при съёмках фильма особого внимания не обращали. В отличие от вида надвигающейся массовки в немецкой форме с автоматами: когда актёры пришли на базар, люди бросились от них врассыпную… В нашем детстве сотрудники аэробазы часто отдавали нам лопнувшие шары – мы надували их и плавали с ними в реке. Так что аэростаты не считались экзотикой. Но особенно я запомнил комбинированные съёмки самолёта, подбитого по сюжету Надеждой Румянцевой из ракетницы. С горки по струнам спускали маленький макет, подпаливая дымовую шашку, а внизу взрывался заряд. В фильм вошли виды меловых гор, района Пески, сёл Званное, Октябрьское, Малогнеушево, создав настоящую энциклопедию рыльских красот».

 

 

Оксана САНИЦКАЯ
Благодарим за помощь в подготовке публикации Рыльский краеведческий музей, газету «Районные будни», Рыльский авиационно-технический колледж



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также