Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

«Отзывчивых людей больше, чем чёрствых»

Газетный выпуск № 2021_138
18 ноября 10:31 Ракурс

Организатор группы помощи бездомным Светлана КОЗИНА о благотворительности, спонсорах и о том, как противостоять эмоциональному выгоранию

Знакомство со Светланой Козиной началось в социальной сети – в группе помощи бездомным, которую она организовала. Затем мы общались по телефону два месяца, почти каждый день. А когда решили встретиться, чтобы уже наконец познакомиться и поговорить, вдруг выяснилось, что не так-то это просто – каждый раз, когда мы договаривались о встрече, обязательно что-то происходило. То прорвало трубу и залило теплотрассу, где жили бездомные, то обнаружился мужчина без документов и денег. И каждый раз Светлана ехала кого-то спасать, кормить, устраивать в приют.

И это не считая еженедельных обедов для бездомных, которые группа помощи организует уже шесть лет. А ещё есть «Домик добрых дел» на Белинского, 5, где волонтёры принимают вещи и продукты, которые тут же раздают нуждающимся. Не удивительно, что телефон Козиной иногда буквально раскаляется от звонков и сообщений: очень много людей, которым нужна помощь, и для большинства из них это единственный шанс её получить.

 

Все началось с обедов

– Примерив на себя ваш образ жизни, ежедневные выезды к бездомным и нуждающимся, телефонные звонки днём и ночью, любой честно скажет: «Я так не могу». А вы можете… Как это удаётся?

– Когда я только начала этим заниматься, от меня отвернулись многие друзья и знакомые – одни сказали, что не понимают, зачем мне это нужно. Другие – «ты же с бомжами общаешься, мало ли что принесёшь от них, туберкулёз никто не отменял»…

– Обидно было?

– Просто я поняла, что если они не так смотрят на эту жизнь, как я, о чём дальше мы будем разговаривать.

– А что стало отправной точкой?

– Мы с мужем всегда старались помогать людям. Помню, когда ещё только познакомились, возвращались из гостей и увидели лежащего на газоне мужчину. Мы оба, не сговариваясь, остановились, и пока я думала, как ему предложить поднять человека, он говорит: «Давай его поднимем». Подняли, привели в чувства, позвонили его сыну, чтоб забрал домой. Мы часто вот так находили людей, которые нуждались в помощи. А в 2015 году я прочитала в соцсетях объявление – собирали готовую еду для бездомных. Мы привезли её и увидели, что бездомные – их тогда было немного, человек пять, – ссорятся. Из-за того, что каждый из нас привёз по одной порции еды, а они хотели попробовать всё… И тогда я предложила на следующий раз приготовить всем одинаковые блюда, чтобы не было ссор.

Идея понравилась, а потом у девочек, которые всё это придумали, пропал интерес. Бездомные не всегда встречали нас с благодарностью: они считали, что кто-то обязан их кормить, и не понимали, что мы делаем это от себя, требовали принести им вещи, деньги. И у организаторов просто опустились руки.

А я на тот момент стала общаться с одним из бездомных по имени Сергей. Он рассказал свою историю, и я к нему прониклась симпатией. К следующему обеду я уже решила – не поеду, у всех интерес пропал, а я что там буду делать… А потом мысль появилась – придёт Сергей, а меня нет, получается, его опять предали?

Решила все-таки поехать последний раз и объяснить ему, что не буду больше этим заниматься. Но смелости сказать ему это не хватило. Когда собирала следующий обед, муж мне говорит – и долго мы будем ездить, ты же понимаешь, что это затратно делать за свой счёт. А уже человек двадцать стало приходить на обеды. Договорились, что в этот раз он сам Сергею скажет, что мы прекращаем готовить обеды. Не смог.

Пока ехали домой, решили – пока справляемся, будем готовить. Людей-то стало больше приходить, и мы уже сами не вытягивали, поэтому создали группу в соцсети, где писали, сколько чего нужно для организации обеда.

Я на тот момент находилась в декретном отпуске, и когда он подошёл к концу, стало понятно, что пора на работу. Поговорили с мужем, и он мне сказал – давай ты продолжишь помогать людям, а я буду зарабатывать деньги. Вот так мы и решили…

 

Помочь и не выгореть

– Кто эти люди, которые вместе с вами помогают бездомным?

– Чаще всего это небогатые люди, которые от себя отрывают эту помощь и себя в чём-то ограничивают. У нас женщина есть, волонтёр, она пришла в группу в самый сложный, наверное, период жизни, когда осталась без работы, без любимого человека. Сначала она просто приходила и наблюдала, потом встала на раздачу обедов – и потом, уже позже, сказала, что помогло ей именно осознание того, что есть люди, которым намного хуже и которым нужно помочь.

– Можно помочь раз, можно помочь ещё раз, но делать это постоянно, систематически, не бросая, не предавая, это же сложно. За счёт чего получается каждый раз находить деньги, время и силы для того, чтобы помогать?

– Самое сложное и самое страшное – видеть, как болеют дети. Особенно паллиативные, когда ты понимаешь, что ничего не можешь сделать. И родители не могут – они вынуждены смотреть, как уходят их дети. Максимум, что возможно – облегчить быт, помочь с лекарствами и средствами ухода… Ваши коллеги как-то спрашивали меня, как эмоционально не выгореть в таких ситуациях. Ну, например, мы с волонтёрами, помимо того, что вместе помогаем людям, ещё и вместе ходим в кино, театр, на дискотеки и в караоке.

– Неожиданно…

– Вы знаете, когда люди видят меня в караоке, они тоже сильно удивляются. Они думают, наверное, что я не человек и мне нельзя никуда ходить. Тем более на дискотеки и в караоке. А то, что я эмоционально выгораю, об этом мало кто догадывается. Когда становится понятно, что уже всё, уже тяжело, говорим: сегодня больше ничем не занимаемся, идём петь и танцевать.

Мечта – свой приют для бездомных

– Светлана, то, что вы делаете, требует больших финансовых затрат. Знаю, что перед выборами многие партии предлагали вам уйти под их крыло, но вы не согласились. Почему?

– Во-первых, мы вне политики – не «за» и не «против» кого-то, мы сами по себе. У наших волонтёров разные политические взгляды, но мы этого не касаемся. И я не хочу сталкиваться с тем, что дальше нам будут диктовать, что говорить и как говорить… Поэтому мы сами по себе, и за эти шесть лет у нас уже появились свои спонсоры, которые знают нас, которых знаем мы. Например, наш «Домик добрых дел» – здесь ежемесячная аренда 15 тысяч рублей. Её оплачивает моя подруга, она предприниматель. Есть и предприятия, которые помогают, не требуя взамен никакой рекламы. Одна из крупнейших торговых сетей Курской области регулярно помогает продуктами и деньгами уже несколько лет.

– Я помню, вы мне как-то рассказывали – один из ваших друзей позвонил и говорит: «Я сегодня получил премию – готов делиться…»

– Вот так у нас. Или: «У меня день рождения, я хочу отпраздновать его – бездомным что-то купить». Мы так делаем всегда, и большинство наших волонтёров все праздники отмечают в приюте для бездомных. У меня 13 ноября – день рождения, и я уже думаю, чем буду угощать его обитателей.

– В день рождения принято загадывать желание. Что бы вы загадали?

– Это даже не желание, а мечта. Мне бы хотелось свой приют для бездомных, где всегда примут и помогут – без лишней волокиты…

– Были случаи, когда вам удавалось бездомных заново вернуть в общество?

– Конечно. Есть у нас парень молодой Миша, ходил к нам на обеды, выпивал здорово, а потом болеть начал. И я ему сказала: придёшь трезвый, подумаю, чем тебе помочь. Пришёл. Мы его определили в Центр социальной помощи, закодировали и теперь он приходит помогать нам с обедами. Устроился в супермаркет контролёром, встретил женщину – жизнь наладилась.

 

Деньги берут только у своих

– Сколько сейчас людей приходит на обеды?

– Человек 60, но к зиме будет ещё больше. Кроме бездомных приходят малоимущие одинокие пенсионеры. Мы не проверяем документы – просто кормим тех, кто пришёл, не отказываем никому. Ведь в нормальной ситуации человек, у которого всё благополучно и есть деньги на еду, не пойдёт питаться с бездомными – значит, что-то случилось. Мы подходим, спрашиваем, если видим человека впервые, узнаём, чем помочь…

– Вы неохотно принимаете деньги – когда что-то нужно, просто публикуете пост со списком продуктов или лекарств. Это принципиальная позиция?

– Да, и она у нас изначально была, деньги можем взять только у своих, проверенных, людей. Первая причина: с этим связана необходимость вести документацию. А вторая, самая весомая: наши волонтёры работают бесплатно, по доброй воле, у нас нет ни зарплат, ни вознаграждения. А когда появятся зарплаты, мы считаем, что здесь закончится добро – это уже будет работа.

– В Казани есть благотворительный фонд, который тоже кормит бездомных. Они подали заявку на президентский грант и теперь получат реальную помощь. В какую сумму вам обходятся эти обеды, и нет ли желания тоже каким-то образом попробовать получить грант?

– Если в прошлом году один обед обходился нам в 7 тысяч рублей, то в этом году – 9-10 тысяч, это не считая бензина, только продукты и пластиковая посуда. Всё очень подорожало. А в неделю – два обеда. Конечно, есть желание подать заявку на грант, но очень сложно найти человека, который будет заниматься подготовкой документов, – самому такое сделать проблематично.

– А бывает такое: бросили клич по сбору помощи, но что-то не пошло, не набирается нужная сумма?

– Часто бывает. На этот случай есть волонтёрский чат, где я пишу, что со сбором ничего не получилось, и указываю нужную сумму. Тогда начинаем скидываться, особенно когда необходима оперативная помощь… А ещё есть люди, которые следят за объявлениями в группе, и звонят буквально сразу же, предлагают помощь.

– Следят не только спонсоры, но ещё и прокуратура, и органы соцопеки – они идут практически по вашим следам. Только вы дали информацию, как они выезжают с проверкой.

– Хочу, пользуясь случаем, сказать добрые слова в адрес органов опеки Сеймского округа – замечательные люди, с ними у нас есть обратная связь, иногда вместе помогаем семьям в трудных ситуациях. Прокуратура тоже читает наши посты – если речь об инвалидах или детях с ОВЗ, они обязательно проводят проверку, всё ли эти люди получили, что предусмотрено законом. А если же нет, выясняют, где подвох.

– Среди ваших подопечных много семей с детьми – случается такое, что люди просто привыкают, что вы им помогаете, и пользуются этим?

– За шесть лет работы мы уже всякое видели – бывает, что дети вырастают, а их родители всё не устраиваются на работу. Мы предлагаем помощь в трудоустройстве и, если видим, что человеку это неинтересно, потихоньку сокращаем объём помощи – до минимума. Есть и такие, кого снимаем с патронажа.

– В завершение разговора скажите: за шесть лет существования группы стало среди курян больше милосердных людей?

– Мне вообще кажется, что в Курске их очень много – я чаще встречаю добрых и отзывчивых людей, чем чёрствых. Может, потому что я сама с этим связана и вокруг меня такие люди!

Беседовала Татьяна ЛАСТОЧКИНА



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также