Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Убийство в «красной» зоне

Газетный выпуск № 2021_140
23 ноября 08:45 Криминал

Репортаж из зала суда, где рассматривается громкое дело о гибели медицинской сестры

27 марта в начале первого ночи в «красной» зоне Фатежской центральной районной больницы была обнаружена 21-летняя медсестра Ирина Жук. Без признаков жизни девушка лежала около лифта. На лице – следы побоев и кровь.

Ирину перенесли в палату и пытались спасти, но вывести её из состояния клинической смерти не удалось. В тот же день по подозрению в убийстве медсестры был задержан анестезиолог-реаниматолог Андрей Сурагин. Он тоже был в составе реанимационной бригады, пытавшейся не допустить гибели девушки. Сейчас в Фатежском районном суде завершается рассмотрение уголовного дела по обвинению врача в убийстве медсестры.

 

Последнее дежурство

Ирина Жук закончила школу с золотой медалью и поступила в курский медуниверситет. В Фатежской ЦРБ она проходила практику, ухаживала за тяжёлыми больными. В восемь часов утра 26 марта она заступила на свою последнюю смену. Впереди была поездка в Москву, девушка мечтала пройти ординатуру в столице.

Вместе с ней к суточному дежурству приступил 30-летний Андрей Сурагин. В Фатежской больнице анестезиолог-реаниматолог работал с 2018 года, коллеги отзывались о нём как о грамотном враче и спокойном человеке. Но был один нюанс: доктор любил ухаживать за молодыми коллегами прекрасного пола. А Ирина была красавицей.

Всё началось с застолья на рабочем месте. По информации следствия, вечером Сурагин вместе со своим коллегой и Ириной отмечали премию. Девушка алкоголь не любила, но как откажешь начальству? Сурагин был её непосредственным руководителем, от него зависело, какую характеристику напишут практикантке.

Внимание врача не нравилось девушке, и не только потому, что он был женат. Она любила другого и собиралась замуж. Наверное, чтобы не быть единственной дамой в компании, Ирина позвонила знакомой медсестре, у которой в тот день был выходной, и уговорила её принять участие в «вечеринке».

Позже эта свидетельница расскажет следователям, что врач шутил, пытался приобнять Ирину, но та отвергала его ухаживания. К полуночи ему и медсестре-практикантке надо было подняться в находящееся на четвёртом этаже отделение для ковид-больных, чтобы сменить коллег. «Доктор, пойдем работать! – позвала Сурагина Ирина. Они отправились к лифту. Это были последние минуты жизни девушки.

 

Андрей Валерьевич, вы весь в крови!

По материалам уголовного дела (которые предстоит принять или опровергнуть суду) Сурагин жестоко избил Ирину, когда они поднялись. Девушка сопротивлялась, но тяжёлый комбинезон СИЗ для посещения «красной» зоны не давал простора движениям. Пьяный врач комбинезон не надел, да и силы были неравны.

Как сообщается в обвинительном заключении, девушка уже лежала на полу, но Сурагин продолжал наносить удары, а потом прижал коленом руку Ирины и сдавил ей горло. Расправившись со своей жертвой, он пошёл в комнату отдыха, где находились санитарка и медсестра.

Увидев доктора в неадекватном состоянии, санитарка не сдержала удивления. «Андрей Валерьевич, вы же весь в крови!» – воскликнула она. В ответ тот дважды ударил её кулаком по лицу, затем развернулся к медсестре. Ей удалось отбиться. Женщины выскочили из комнаты. Их услышал ординатор, который и скрутил Сурагина.

Впрочем, после этого опытный врач взял себя в руки. Во время реанимационных мероприятий именно он проводил Ирине интубацию. Эта процедура требует точных движений: для восстановления проходимости дыхательных путей трубка вводится в трахею. Но девушка скончалась. Прибывшие на вызов сотрудники правоохранительных органов в наручниках вывели Сурагина из больницы.

 

Положительная характеристика

Эксперты установили, что причиной смерти Ирины Жук стала механическая асфиксия. Были и другие травмы. Отец Ирины живёт в Москве. Накануне он по телефону разговаривал с дочерью, обсуждая её приезд в столицу. Прошло меньше суток, когда ему позвонил брат из Фатежа.

– Брат сказал, что Ира погибла. Мою дочь убили. И где?! В больнице!.. – не сдерживает слёз Константин Жук. – Он ей голову пробил, нос сломал, бил так, что у него тапок порвался… За что?! Моя дочь была ангелом, никого не обманула, не обидела… Восемь месяцев прошло, я каждый день плачу…

Коллеги говорили, что Ирина была серьёзной, целеустремлённой девушкой. К больным относилась с вниманием и заботой. Медицина была её призванием, и у неё всё получалось. Она была доброжелательной, но не очень общительной. Да и когда? Работа, учёба. Свободное время девушка проводила с женихом – свадьба планировалась летом.

Судебные заседания начались с 22 июля. Положительную характеристику главврач Фатежской ЦРБ дала и обвиняемому. Она отметила профессионализм анестезиолога-реаниматолога и сказала, что пока замену ему в больнице найти не смогли.

В суде говорили об организации работы в медицинском учреждении. Главврач утверждала, что до несчастья никаких пьянок в больнице не было. Такие же показания давали и другие свидетели. По их словам, Сурагин ответственно относился к работе, конфликтов до того рокового дня не было… А теперь нет Ирины, у которой для счастья было всё.

 

За что отобрали дочь?!

Девушка росла в любви, хотя её родители Константин и Наталья Жук развелись, когда она была маленькой. Расставшись, Константин и Наталья поддерживали хорошие отношения. Мать снова вышла замуж, и Ирина очень любила своих младших сестрёнок. Отчим воспитывал Иру с десятилетнего возраста и считал её своим ребёнком.

Заботился о дочери и отец. Когда девушка поступила в медуниверситет, родители сложились и купили ей квартиру в Курске. Тогда казалось, что будущее Ирины предопределено: образование она продолжит в Москве, жить будет в квартире отца. Константин обещал найти работу и её будущему мужу.

– Ирина и в университете училась на отлично. Она ответственно готовилась к будущей профессии. Когда тяжело заболел дедушка – ему 82 года, Ира его выходила, – плакала в суде мама погибшей. – Но как нам жить теперь? За что у меня отобрали моего ребёнка?!

 

Ничего не помню

Со дня трагедии Андрей Сурагин находится под стражей. Из СИЗО в суд его доставляют на специализированном автомобиле с зарешеченными окнами. В зале судебных заседаний анестезиолог-реаниматолог находится в огороженном решёткой отсеке. Но он жив, здоров и активно защищается.

Как рассказали сотрудники пресс-службы Фатежского районного суда, вину Сурагин признал частично. Говорил, что конфликт с Ириной начался в лифте, он бил девушку, но смерти её не хотел и убивать не собирался.

Подсудимый и его адвокат просили суд переквалифицировать обвинение с умышленного убийства на причинение телесных повреждений и смерти по неосторожности. На последних заседаниях Сурагин, как говорят пребывающие за решёткой граждане, «пошёл в отказ». Теперь его основная позиция: «ничего не помню».

Себя он характеризует как честного человека и до сих пор не в состоянии поверить в произошедшее. Мужчина признаёт, что в тот вечер сильно напился. Далее утверждает, что ближе к полуночи сел на диван и, что происходило дальше, не знает. Очнулся в палате, когда коллеги уже оказывали помощь Ирине.

В суде на прениях сторон присутствовал корреспондент «Курской правды». Подсудимый выглядел уверенно.

– Меня обвиняют в причинении смерти другому человеку, которое я не совершал, – говорил Андрей Сурагин.

Заместитель прокурора Татьяна Ярыгина в амнезию не верит. На предварительном следствии Сурагин написал явку с повинной и продемонстрировал, как избивал девушку. Эти показания он дал сразу после задержания.

– Я законопослушный человек, – сказал на прениях подсудимый. – О событиях мне рассказали коллеги в больнице, а в полиции – сотрудники правоохранительных органов. Я их послушался и написал явку с повинной.

По версии следствия, при удушении Сурагин сломал пострадавшей подъязычную кость. Но теперь он говорит, что кость могла сломаться, когда он делал интубацию. Однако экспертиза установила, что эта травма была нанесена не изнутри, а снаружи. А под ногтями на пальцах девушки осталась кровь обвиняемого.

– Вина подсудимого доказана полностью показаниями свидетелей и заключениями экспертов, – подчеркнула государственный обвинитель. – Предлагаю назначить ему 12 лет лишения свободы с последующим ограничением свободы сроком на один год.

Родители Ирины требуют самого сурового наказания для Сурагина.

– Я не верю в его раскаяние, он юлит, выкручивается! – отец девушки не может сдержать отчаяния. – В советские времена за это бы дали расстрел.

За всё время судебного следствия Сурагин не попытался попросить прощения. Матери Ирины кто-то из родственников обвиняемого перечислил 100 тысяч рублей. Эти деньги Наталья Жук отправила обратно. Потерпевшие заявили гражданские иски о возмещении морального ущерба. Отец и мать Ирины требуют взыскать с подсудимого по 5 миллионов рублей. Приговор будет вынесен до конца текущей недели.

Анна ЖУРАВЛЁВА
Фото автора



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также