Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Об огнях-пожарищах…

Газетный выпуск № 2020_88
23 июля 12:10 Публицистика

В конце 1943-го и в 1949-м Курску были выделены значительные суммы на восстановление – как одному из 15 областных центров СССР, более других пострадавших во время Великой Отечественной войны. Особенно крупной была вторая сумма – около 200 млн рублей. Облик нынешнего центра Курска во многом связан именно с этой цифрой. Впрочем, тогда же имели место другие финансовые транши, внесшие вклад в восстановление и модернизацию нашего города.

Это первые дни после освобождения Курска.
В левой части снимка – руины здания Госбанка. На заднем плане – перекресток улиц Ленина, Веселой и Лассаля

Однако стоит уточнить: крупные разрушения в тот период происходили в Курске не только от бомбежек и артобстрелов. Взрывы и пожары часто осуществлялись целенаправленно – непосредственно от рук людей, которым не нужно было открывать бомболюки. Начнем с того, что Курск не собирались преподносить врагу «на блюдечке». Задолго до ноября 1941 года (когда немцы вошли в Курск) в воюющей стране сложилась вполне обоснованная «технология» в рамках давних российских традиций: лишить оккупантов городского комфорта, максимально затруднить пребывание в старинном городе, вселить в их души страх и сомнение. Вспомните, как горела Москва в сентябре 1812 года и чем в итоге это закончилось для оккупантов…

Фрагмент немецкой аэрофотокарты Курска – май 1943 года. Между улицами Марата (Красная площадь), Горького и Бебеля-Почтовой. Сплошные межэтажные провалы от крыши до уровня фундамента. К настоящему времени ни одно здание из показанных здесь не сохранилось

Надо сказать, что даже каменные здания того времени были легко воспламеняемы, чему весьма способствовали деревянные кровля и перекрытия с внутренними пустотами. Вряд ли для кого-то из защитников Курска было секретом, что город очень скоро придется оставить. А потому к плановым пожарам и взрывам готовились заранее – на войне как на войне. Понятное дело, официальные списки зданий, согласованных тогда к «аутодафе», вы не найдете сегодня ни в одном архиве. Все ли получилось «по плану», сказать трудно, но вот некоторые результаты: почтово-телеграфная контора на углу улиц Ленина и

Зима 1943-1944 годов. Здание Курского пединститута ремонтируют, не дожидаясь окончания войны

Почтовой сгорела в конце октября 1941 года, тогда же был взорван и подожжен Ямской вокзал (но главный ущерб этому зданию нанесли все-таки немецкие бомбардировщики, когда немцы сотнями сбрасывали бомбы на железнодорожный узел), планово сгорела и гостиница «Ленинградская» (Полторацкого – Монтрезор) – после войны о восстановлении даже не думали. Та же участь ждала и роскошное здание бывшей 2-й женской гимназии (улица Ленина, 5), до войны там располагалась школа №3, а после на этом месте построили областное управление МВД.
Здание бывшей конторы Московско-Киевско-Воронежской железной дороги, где с 1934 года находилось управление НКВД, взорвали 5 ноября 1941 года миной замедленного действия – когда в городе уже были немцы. Один из пролетов деревянного Кировского моста через Тускарь взорван при отступлении, восстановлен немцами, ими же и подожжен в феврале 1943-го. Бурнашевский мост (от площади Добролюбова) сгорел перед тем, как советские войска оставили Курск, тогда же сожгли и большинство пешеходных деревянных мостиков через Тускарь.

Улица Дзержинского в феврале 1943 года. Чернеют оконные проемы выгоревших изнутри квартир

Как вспоминали очевидцы, это было ужасное зрелище – особенно для коренных курян. Над мрачным осенним городом бушевали пожары, ночами зловеще отражаясь на низком облачном небе и бросая окрест неровные блики. Воздух полон гари, за которой трудно разглядеть доброе будущее. Городу только предстояло пережить 15 месяцев оккупации… Наверное, так случалось и в далеком XVII веке, когда к Курску подходил неприятель.
За время, когда наш город был под вражеской властью, случилось многое: битва за Москву, Сталинградская битва, упорнейшие бои в Воронеже, Крыму и на Кавказе. Блицкрига, обещанного фюрером своим солдатам, не получилось. В начале февраля 1943-го настроение у оккупантов было совсем другим, нежели в начале ноября 1941-го, когда они вошли в наш город: «Эти непонятные русские научились-таки воевать». И тем с большей злобой оккупанты обдуманно жгли и взрывали наш старинный город. Причем выбирали самые красивые строения. Спалили здание бывшего епархиального женского училища (ныне улица Блинова, 23). В 1930-е годы там располагался 10-й артиллерийский полк, после восстановления в первой половине 1950-х – суворовское училище. Тогда же, в феврале 1943-го, от рук оккупантов выгорела бывшая мужская гимназия (к тому времени – казармы артиллерийского полка). В начале 1950 годов его восстановили и достроили 4-м этажом.

Разрушенный и выгоревший вокзал Курска

Сожгли немцы при отступлении и строения бывшей женской Мариинской гимназии (улицы Радищева, 33, и Кирова). Позже его восстановили и достроили двумя этажами. В настоящее время это главное здание КГУ. Женская гимназия Каменевой (улица Ленина, 30) тоже сгорела в феврале 1943-го. В 30-е годы там располагался музыкальный техникум, ныне – площадка перед фонтаном напротив гостиницы «Курск».
Спалили оккупанты и Дом Красной Армии (впоследствии – Дом офицеров). Позднее немцы неоднократно бомбили его обуглившиеся руины. В результате здание пострадало настолько, что восстановить его удалось только к началу 60-х. Госбанк (улица Ленина, 36) оккупанты взорвали особенно тщательно – до основания. Восстанавливать было нечего.

Сильно пострадало здание кинотеатра «Октябрь» (Знаменский собор). Сначала взрывами сорвало внешний металлический купол-облицовку, потом загорелась деревянная обрешетка, на которой этот купол крепился и скоро остался грубоватой (но очень прочной) кладки кирпичный купол. Огонь не обошел стороной и внутренние строительные конструкции, среди которых было много деревянных. До 50-х годов кинотеатр зиял пустыми проемами окон. Речь даже шла о сносе главного купола, как наиболее трудно восстанавливаемой части строения.
«Госцирк», построенный на Красной площади к 1937 году, с малыми потерями пережил осень 1941 года и период оккупации, но в самом начале 1943 года сгорел его деревянно-металлический купол. Что стало тому причиной, не совсем ясно до сих пор. После войны здание можно было восстановить, но делать этого не стали, поскольку соседство цирка с Домом Советов кто-то счел неуместным. К слову, практически завершенное здание Дома Советов тоже пострадало от «зажигалок», отдельные его части выгорели от кровли до 1-го этажа.
Немцы под напором Красной Армии в феврале 1943-го явно спешили, иначе перечень уничтоженных и поврежденных ими в Курске зданий был бы гораздо длиннее.
К слову, фашисты относились к оккупированным ими городам очень прагматично и уничтожали лишь то, что нельзя было вывезти в «фатерлянд». У них были целые команды, которые планово занимались мародерством. Достаточно вспомнить тот факт, что они украли в Курске трамвайные рельсы и силовой кабель, от которого запитывались трамваи. Однако к сентябрю 1943-го первый трамвай уже пошел.

Угол улиц Ленина и Бебеля в 1943 году. Колокольня Ильинского храма без сгоревшей колокольни, правее – здание, в свое время принадлежавшее храму

Если всматриваться в фотографии Курска после освобождения, может сложиться впечатление, что город не так уж и пострадал во время войны. Закопченные от пожаров стены, пустые проемы окон, но здания-то в своем большинстве стоят. Однако достаточно взглянуть на немецкую аэрофотокарту, выполненную в мае 1943 года: сквозь разрушенные и сгоревшие кровли видны сквозные колодцы до уровня фундамента, все межэтажные перекрытия уничтожены. По сути – одни стены. Другими словами, от былых зданий остались лишь скелеты.

Существует расхожее мнение, что Курск в конце войны и после нее восстанавливали немецкие военнопленные. Но это вовсе не так! Чтобы использовать немцев на стройках, нужно было обеспечить квалифицированную охрану, с чем справлялись лишь структуры НКВД-МГБ. Так, пленных задействовали при строительстве жилого дома на улице Бебеля, здания областного управления МВД на улице Ленина, жилого дома НКВД на улице Дзержинского. Куряне восстанавливали свой город сами – в основном женщины, старики и подростки. И лишь с окончанием войны с фронтов пришли квалифицированные строители-мужчины. Работа была проделана огромная и в кратчайший срок. Хотя на Западе тогда злопыхательски утверждали, что истерзанная войной Россия и через 100 лет не сможет воссоздать свои разрушенные города.
Далеко не все из поврежденных войной строений имело смысл восстанавливать, иные проще было построить заново. Нередко даже само решение о восстановлении или сносе принималось городскими властями далеко не сразу. Так, к примеру, было с Домом офицеров (ранее Дворянское собрание), сильно пострадавшим от немцев. Рассматривался даже вопрос о его сносе, но в конце концов начали восстанавливать, а завершили эту работу только к началу 60-х годов. К слову, здание это подверглось сильному пожару и в 1892 году, после чего долго восстанавливалось. Так что опыт был…

Руины здания гостиниц НКВД. Построена на месте Георгиевского храма. В левой части снимка – Георгиевская аптека

Каким после войны быть историческому центру Курска в целом, тоже решили не сразу. Полуразрушенные и выгоревшие изнутри дома долго стояли в таком состоянии и после войны. Город ограничивался лишь их косметическим ремонтом снаружи. Хотя чисто технически восстановить можно было: куряне справлялись и с более сложными случаями, достаточно вспомнить здание НКВД (ранее управление МКЖД) на улице Добролюбова. Но курские руководители и зодчие видели будущую скорую финансовую поддержку из столицы. Именно тогда возникло понятие «архитектура Победителей»: старые, полуразрушенные здания снести и с размахом построить новый центр Курска. Тем более что опыт освоения таких централизованных денежных траншей к тому времени уже был: строительство нового железнодорожного вокзала и здания управления МВД на улице Ленина.
Вопрос финансирования этих архитектурно-градостроительных задумок окончательно решился только в 1949 году. А до освоения этой суммы отложили даже установку памятника Ленину на Красной площади, посчитав, что завершение реконструкции должно предшествовать этому моменту. Не взирать же вождю на развалины.
В завершение в самый раз вспомнить Пушкина:
Ах, братцы! Как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Это о Москве, уже восстановленной и обновленной после пожаров 1812 года. Но по настроению очень похоже на Курск – как и на другие города России, возродившиеся после военного лихолетья.
Виктор КРЮКОВ,
В материале использованы воспоминания очевидцев и информация
из каталога «Старые курские открытки», где описаны судьбы многих старинных зданий Курска



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также