Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Александр Невский, восстание Пугачёва, авария на ЧАЭС

Газетный выпуск № 2021_051
30 апреля 10:33 Киноразворот

«Кинодневники» рассказывают об истории страны

В конце марта в честь Года науки и технологий Курский кинофонд в креативном пространстве «Веранда» запустил новый проект «Кинодневники. История страны в кино». Это исторический киноклуб с выступлениями экспертов и просмотром тематических фильмов. Его первое заседание было посвящено 800-летию со дня рождения великого князя, полководца Александра Невского. Апрельская встреча рассказала о восстании Емельяна Пугачёва и той исследовательской работе, которую проделал великий классик русской литературы Александр Пушкин для написания монографии «История Пугачёва» и художественной повести «Капитанская дочка». Несмотря на то, что заявленная периодичность мероприятий проекта – раз в месяц, 16 апреля Курский кинофонд решил организовать внеочередное заседание, посвятив его 35-летию со дня аварии на Чернобыльской АЭС. На нём остановимся подробнее.

Однажды
35 лет спустя…
Весной 2019 года на экраны вышел американо-британский сериал «Чернобыль» от компании HBO, ставший самым популярным в истории, по мнению пользователей авторитетного ресурса о кинематографе Internet Movie Database. Россияне и жители стран СНГ с интересом следили за сюжетом, одновременно оценивая, как зарубежные кинопроизводители преподносят миру события тех дней. «Нашим ответом Западу» стал выход фильма «Чернобыль. Бездна», премьера которого состоялась во всех кинотеатрах страны 15 апреля. Это событие – ещё одна причина проведения внеочередного заседания «Кинодневников». Ведь, как того требует формат проекта, Курский кинофонд не только показывает кино, но и рассказывает о тех исторических событиях, которые ложатся в основу сценариев. Последнее мероприятие было проведено совместно с Гильдией кинорежиссёров России, предоставившей право на показ драмы «В субботу» 2011 года, Курской атомной электростанцией и газетой «Городские известия», направившими своих экспертов для выступления.
О научной стороне вопроса чернобыльского эксперимента и авариях в атомной энергетике рассказал ведущий инженер-физик отдела ядерной безопасности и надёжности ядерно-энергетической установки Курской АЭС Михаил Полянский. Информационный центр по атомной энергии Курска провёл с гостями «Атомный квиз». Эта творческая площадка приглашает взрослых и детей стать ближе к науке. Её основные задачи – популяризация инноваций, просвещение в сфере атомной отрасли и развитие экологического мышления.
Краевед, редактор отдела культуры газеты «Городские известия» Павел Рыжков поведал зрителям, что роковой эксперимент чуть было не провели на Курской АЭС, построенной по одному проекту с Чернобыльской станцией. Но твёрдая волевая резолюция «нет» главного инженера, заместителя директора Курской АЭС по науке Тома Николаева позволила предотвратить трагедию в нашем регионе. Также Павел Александрович поделился сведениями о том, что в Курске часть своего детства провёл будущий Герой России, член правительственной комиссии по расследованию причин и ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС Валерий Легасов. Его портрет украшает фасад дома №65 на улице Ленина, где он жил. Два очевидца событий: ведущий инженер-физик ОЯБиН Александр Пискун и ветеран КуАЭС Николай Чебышев – вспомнили, какие картины представали в те дни перед их глазами.

Авария в воспоминаниях очевидцев
Ведущий инженер-физик отдела ядерной безопасности и надёжности ядерно-энергетической установки КуАЭС, свидетель аварии на ЧАЭС Александр Пискун:

– Я работаю в отделе ядерной безопасности, являюсь членом комиссии по ликвидации нештатных ситуаций на Курской АЭС, до этого 24 года трудился в реакторном цеху. В 1986 году я был направлен в командировку на Чернобыльскую АЭС, где работал на возведении 5-го энергоблока монтажником. Пробыли там месяц и 28 апреля готовились ехать домой в Курчатов.

В ночь с 25-го на 26-е, в два часа, один из сотрудников вышел покурить, забежал обратно и начал поднимать народ: «Ребята, вставайте, реактор взорвался!» Но на его призывы никто не отреагировал, лишь попросили не мешать спать. Утром поднялись, пришли на остановку, чтобы поехать на работу, а рейсовых автобусов нет. Объявили, что произошла авария, пошли слухи, что взорвался аварийный бак СУЗ с чистой водой. И никаких опасений, в общем-то, не возникло: в городе шла жизнь, родители гуляли с детьми, работали магазины и аттракционы, многие катались на колесе обозрения, откуда открывался вид на станцию.
В течение дня всё было спокойно. А в общежитии прошли слухи, что собирают крановщиков для разбора завалов. Окна нашей комнаты выходили прямо на станцию, я к вечеру подошёл к ним и увидел зарево. Мы сами монтировали это оборудование и понимали, что, кроме графита, гореть там нечему, а если он горит, значит, реактора фактически уже нет. И вот тогда мы наконец осознали масштабы катастрофы.
27 апреля в два часа дня к Припяти подошли автобусы, снятые с городских маршрутов Киева, которые стали отправлять население в пункты эвакуации. С большим трудом нам удалось избежать направления в эти временные лагеря. Мы приехали в Киев поздно вечером, картина была удручающая: люди не могли уехать с работы домой, автобусов нет. Забиты все остановки! Как «летучий голландец», появляется наш автобус, где заняты только сидячие места, никто не стоит, возмущённый народ кидается под него. Приезжаем на киевский вокзал, а там будто обстановка военных лет: залы забиты, люди пытаются уехать из города, но билеты никуда не продаются. Поезд, который идёт из Киева в Воронеж через Курск, уже ушёл, нам предлагают подождать сутки, кое-как добились, чтобы нас отправили в Харьков, в Курск приехали 28-го.
29 апреля к нам домой пришли дозиметристы, собрали все вещи, которые у нас были с собой, загрузили и отправили в хранилище радиационных отходов. Я лишился двух комплектов одежды – по тем временам это была роскошь. Друзья делились кто чем мог, стараясь нас одеть. 30 апреля мы приехали на станцию, где нас помыли разными пенками и побрили: на волосах остаётся радиация. На этом наши приключения с Чернобыльской АЭС были благополучно завершены.

Авария, произошедшая 26 апреля 1986 года всего в 400 километрах от Курска, стала самой крупной техногенной катастрофой XX века. Она уносила жизни, ломала судьбы, требовала молниеносных, беспрецедентных, дорогостоящих решений во имя спасения и в конечном счёте вынудила человечество пересмотреть нормы безопасности в атомной энергетике. С достоинством приняв этот страшный вызов, люди проявляли невероятную силу духа и жертвовали собой. Да, Курская область тоже оказалась в границах зоны  радиоактивного заражения, но Чернобыль стал для нас даже ближе, чем можно заметить по реальному расстоянию. И как показало время, это непреложный факт.

Ветеран КуАЭС, в 1986 году начальник пожарной части по охране КуАЭС, ликвидатор аварии на ЧАЭС Николай Чебышев:

– Во время аварии на Чернобыльской АЭС я нёс службу в должности начальника пожарной части по охране Курской АЭС, это объекты-близнецы. 2 мая вышел приказ министра внутренних дел СССР о командировании на ЧАЭС сотрудников атомной отрасли с персональным указанием на меня.

По прибытии в Киев я был направлен к начальнику Управления пожарной охраны Министерства внутренних дел Украины генералу Филиппу Десятникову, наша беседа длилась 1,5 часа. К тому времени часть людей, принимавших участие в тушении пожара, уже ушла из жизни, часть умерла ещё в течение полумесяца – переоблучение. Атомная станция – очень пожароопасный объект, там много горючего масла, в частности турбинного и трансформаторного. Для начала нужно было провести разведку, в каком состоянии находятся помещения. Но заместитель главного инженера твёрдо заявил: «У меня людей нет, все крайне измотаны. Если есть желание, иди один».
Я сутки бегал по главному корпусу, оценивая пожарно-техническое оборудование, маслобаки и маслопроводы и анализируя, где чего можно ожидать. На второй день была поставлена задача. Из-за высокой температуры бетонная защита реактора могла прогореть. Чтобы предотвратить разрушение 3-го энергоблока, нужно было откачивать воду. Мне выделили две машины и личный состав пожарной охраны, которые мы загнали в транспортный коридор. Воду необходимо было сбрасывать в спецканализацию, на работу отводилось 2-3 минуты. Я убежал по своим делам. Мне было 36 лет, бегать тогда можно было. Спустя два часа прибыл посмотреть, как работает техника. Смотрю: ребята стоят и спокойно курят, на улице прекрасная погода, 25 градусов тепла. А они и знать не хотят, что вокруг радиация. Я увидел, что их кожа приобрела коричневый цвет, и понял, что дело плохо. Выразившись по-русски, выгнал их, а потом узнал, что через три недели их не стало.
В период работы встречался я и с директором ЧАЭС Виктором Брюхановым, когда нужно было получить его одобрение на предписание. Он находился в одном из местных пионерских лагерей и уделил мне полчаса, документ подписал не читая, понимая, что это лишь простая формальность.
Всего мне пришлось проработать в Припяти восемь суток, ситуация была крайне тяжёлая, помогал как мог. В каждом блоке по 2,5 тысячи помещений, основная часть из которых – глухие и необслуживаемые, и, если не знаешь их расположения, можно погибнуть.
По возвращении в Киев генерал Десятников организовал мне место в самолёте, в который меня сопроводили, предупредив, что даже под дулом пистолета я не должен вставать со своего места. Было слишком много желающих покинуть эту территорию. Через 1 час 15 минут я был в Курске. Вот так прошла моя чернобыльская командировка.
Я позвонил директору Курской АЭС Владимиру Гусарову, он сказал, чтобы на следующий день я был на совещании. Собрался весь актив, партийное руководство города и области. Главный инженер Том Николаев, запретивший проводить эксперимент у нас на атомной, после совещания взял меня за руку и попросил зайти в его кабинет. «Расскажи ещё раз в подробностях, что видел там», – услышал я от него. После моего рассказа он заключил: «Ну, доигрались». На вопрос, сколько рентген взял, я ответил, что около 100, а он мне: «Не переживай, будешь жить, я взял 400».
Том Петрович был учеником Курчатова, он осваивал промышленные установки по производству оружейного плутония – «начинки» для ядерных бомб, а затем ракет – и тоже был облучён. Но в Москве с ним работали хорошие врачи, защищавшие диссертации по теме реабилитации людей с лучевой болезнью. Самые приятные впечатления оставил о себе Том Николаев, которому в декабре 2014 года курчатовцы установили памятник в своём городе. А с его сыном мы живём в одном подъезде и тесно общаемся.
Каждый человек должен быть на своём месте и не теряться, когда жизнь возьмёт за горло. Я видел трусов, которые прятались, но были и нормальные ребята, которые, понимая, куда идут, жертвовали собой.

«В субботу» – драма о неведении
Кинокартина «В субботу» вышла на экраны к 25-летию аварии на ЧАЭС. В том же 2011 году режиссёр Александр Миндадзе лично представлял её курянам на фестивале «Сталкер». Литературным источником для фильма стали дневники жителей Припяти и ликвидаторов аварии. Стараниями историков их удалось собрать несколько томов. Благодаря этим данным стало известно, что 26 апреля в Припяти праздновались свадьбы. На одной из таких и побывали герои фильма. Но свадьба – это лишь фон для основной идеи фильма. По сути, это история про день, когда смерть уже наступила, но жизнь ещё об этом не знала.

Александр Миндадзе

Сам режиссёр Александр Миндадзе определил жанр драмы как «экшен чувств»:

– Мне давно хотелось сделать фильм-метафору на основе чернобыльских событий. Меня интересовало, как человек от катастрофы не убегает, а, наоборот, не может сдвинуться с места, живёт бездумно, увлекается мелочами жизни, которые ему всё дороже и дороже. Я чувствовал необходимость рассказать то, что должен, максимально внятно, не играя в поддавки, не думая о тех, кто ликвидировал аварию. Этот фильм не о ликвидации аварии – он о единственном дне, в который жили конкретные люди в городе Припяти сразу после взрыва. Я основывался на их воспоминаниях. Многих из них уже нет в живых. Моя ответственность – перед ними. Я думал о тех, кто 26 апреля 1986 года гулял на свадьбах. Таких свадеб в этом городе, откуда никто, кроме начальства, не сбежал, было 16. На одной из них мы как будто бы побывали в моей картине.

А вот как рассказывал о картине её продюсер Александр Роднянский, выступивший, к слову, и продюсером нового фильма Данилы Козловского «Чернобыль. Бездна»:

– Я о Чернобыле знаю, может быть, больше других: первый раз приехал туда 1 мая 1986 года от студии «Киевнаучфильм» как режиссёр-хроникёр – снять катастрофу… Я долго искал сценарий, который мог бы иметь отношение к чернобыльским событиям. То же отношение, что у меня, – как к огромной человеческой драме. Драме неведения и пассивности.
Картина завоевала Гран-при кинофестиваля в Брюсселе, победила в номинации «Лучший сценарий» на кинофестивале «Золотой орёл», была номинирована на кинопремии «Ника» и «Золотой медведь» Берлинского международного кинофестиваля.

Что дальше?
Следующее мероприятие проекта «Кинодневники. История страны в кино» состоится 13 мая в 17 часов в традиционном месте его проведения – креативном пространстве «Веранда». Оно будет посвящено Дню Победы и расскажет об истории организации воздушной трассы Алсиб (Аляска – Сибирь) для перегона авиационной техники в Советский Союз из США по ленд-лизу во время Великой Отечественной войны. В программе – выступления историков и просмотр военной драмы 2006 года о тех событиях режиссёра Александра Рогожкина «Перегон».
Впереди – мероприятия, посвящённые началу Отечественной войны 1812 года и дню победы войск под командованием Петра I над шведами в Полтавской битве, дню рождения Ивана Грозного и Второму народному ополчению, возникшему для борьбы с польскими интервентами, началу Гражданской войны в 1917 году и гибели Распутина. Следите за новостями в официальных группах кинофонда, справки и запись на мероприятия проекта «Кинодневники. История страны в кино» – по телефону (4712) 52-98-20.

«Киноразворот» подготовила редактор по репертуару Курского кинофонда Оксана Саницкая



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также