Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Мы видим слабые места общества

Газетный выпуск № 2021_069-070

Продвинут ли волонтёры современную повестку помощи нуждающимся?

С первых дней к борьбе с пандемией подключились волонтёры-медики. Они помогали персоналу медучреждений, дежурили на горячих линиях, оказывали психологическую поддержку, доставляли продукты и лекарства заболевшим. В Курске эту работу возглавил врач-реаниматолог областного онкодиспансера Алексей Гапонов.

Последние четыре года Алексей является региональным координатором Всероссийского общественного движения «Волонтёры-медики». Весной 2020-го он попросился работать на самом сложном участке – в ковидной реанимации областной инфекционной больницы имени Семашко.

Зачем работать бесплатно?
– Алексей, с чего начался твой путь в волонтёры?
– Эта работа началась больше десяти лет назад, в школьные годы. Тогда такого термина ещё особо не было – просто внеклассная деятельность. Добровольчество продолжилось в университете, там как раз в это время было активное становление общественных студенческих организаций. Сейчас в КГМУ три десятка волонтёрских отрядов, выстроена целая система вовлечения студентов в активную внеучебную деятельность. Горжусь, что мне удалось поучаствовать в её появлении, очень приятно вспомнить!
– В каких интересных проектах участвовал?
– Зимние игры «Сочи-2014» до сих пор считаю самым необычным периодом в жизни. В течение месяца я жил и работал в какой-то другой России – открытой, улыбчивой, современной. Оттуда появились желание жить в такой России всё время и мысли о том, что можно для этого сделать и почему у нас не получается. С практической точки зрения, Игры-2014 стали для меня внутренним ориентиром, примером, как надо проводить мероприятия, работать с персоналом, делать одновременно круто, открыто и безопасно.
– Какие бонусы даёт волонтёрское движение?
– Лично для меня волонтёрство – это больше про возможность саморазвития, шанс попробовать виды работ, недоступные в «обычной» жизни. Например, дежурства на массовых мероприятиях – целый набор навыков быстрого реагирования на что угодно, просветительские лекции – опыт ораторского и педагогического мастерства. То же я пытаюсь продвигать среди наших волонтёров. Многие пытаются использовать нас как бесплатную рабочую силу (грузчики, уборщики и т.д.). Конечно, периодически и такая помощь нужна (у нас индивидуальный подход), но в целом считаю, что работу с добровольчеством смешивать нельзя.
– Чем организация занималась до пандемии?
– В ковидный год наша работа сузилась почти полностью до акции «Мы вместе», но это далеко не единственное направление. «Волонтёры-медики» системно ищут новичков, обучают их очно и заочно по разным направлениям, связанным с помощью в стационарах и поликлиниках, с дежурствами на массовых мероприятиях, обучением первой помощи, пропагандой здорового образа жизни и донорства. Огромный пласт – санитарно-профилактическая работа. Волонтёры работают со всеми – от детсадовцев до пенсионеров, круг тем широчайший. Все должности в нашем отделении волонтёрские, без зарплаты. Студенты получают волонтёрские часы, их учебные заведения могут оказывать им материальную помощь и повышать стипендию (могут и не повышать). Взрослые не получают ничего, кроме морального удовлетворения.

Ковид преподнёс много уроков
– Ты одним из первых пошёл работать в ковид-госпиталь, когда об этой болезни мало что знали, а медиков ещё не стимулировали дополнительными президентскими выплатами. Это был профессиональный интерес?
– Интерес и профессиональный, и человеческий. Было понятно, что предстоит много работы, причём больше для молодых. Ковид – новое заболевание, наши знания о нём в течение года менялись довольно радикально. У молодёжи в этом плане много преимуществ: мы читали новейшие зарубежные источники на английском языке до того, как их осмыслит Минздрав, быстрее бегали, быстрее осваивали новую технику (например, когда со всей области привезли пять-шесть видов аппаратов ИВЛ, которые надо было быстро заставить работать в нужном режиме).
– Что самое трудное в этой работе?
– Бывали ситуации, когда ты из-за обилия пациентов оставался один, а вызванное подкрепление ещё должно было добежать до шлюза, одеться и только потом прийти на помощь. Тренируется многозадачность: идёшь по палатам, общаешься, осматриваешь пациентов, в голове копятся дела, которые нужно быстро разложить по приоритетности и выполнить. Сделать это одному нереально, но мне очень повезло с коллегами. Ну и конечно – восприятие смерти. Как ковидная реанимация, мы работали с самыми тяжёлыми пациентами, часть из которых вылечить не удалось. Причём с самими пациентами работать не так тяжело (ко всему привыкаешь), как сообщать родственникам об осложнениях или смерти. По жизни ковид преподал много уроков и оставил много вопросов по организации работы и здравоохранения в целом. Очень хочу верить, что после пандемии сообщество смогло бы собраться и обсудить эти уроки конструктивно – так, как это делают в других странах.

Профессия учит спокойствию
– Профессия накладывает отпечаток на твою жизнь?
– Реанимация – интереснейшая сфера. Мы находимся на стыке многих специальностей, должны уметь работать и головой, и руками. Мы видим динамику: пациент поступает в каком-либо неотложном состоянии, достаточно быстро меняющемся (к сожалению, в оба конца). Это заставляет всегда быть в курсе современных рекомендаций, оценивать сразу много факторов, готовиться к любому развитию событий. Когда всё хорошо, мы скучаем и читаем в уголке, что вызывает улыбку у некоторых коллег. Но когда всё наваливается, за помощью прибегают к нам, и надо очень быстро что-то сообразить. Считаю, что в «мирной» жизни это тоже помогает – учишься спокойно, без суеты, но решительно реагировать на изменение ситуации, без лишних эмоций, грамотно разруливать форс-мажор.
– Как всё успеть? Ты живёшь без выходных?
– Я веду занятия для волонтёров, кружок по неотложной помощи, образовательный канал по неотложной медицине на Youtube, координирую разные проекты и акции по «Волонтёрам-медикам», при этом работаю врачом и преподаю. Успеть все практически нереально, почти всегда приходится выбирать. Секрет тут прост – я не один. На всех проектах со мной друзья и коллеги, которые, как и я, находят такую работу интересной и полезной.
– Как относишься к инициативе привлечь волонтёров в политику?
– Отношусь вполне положительно: мы не оторваны от жизни, как кадровые политики, мы видим слабые места общества, знаем, где государство недоработало, а где само сообщество холодно и безразлично. Многие проблемы можно было бы решить одним махом, если бы сами члены местных сообществ были заинтересованы. Именно так это делается в Европе и Америке, где волонтёры – это взрослые обеспеченные люди, а не только студенты и школьники, а меценаты – это практически всё общество, а не несколько человек, которых считают либо чудаками, либо всем обязанными «буржуями». К такому заинтересованному обществу хотелось бы стремиться. Так вот, волонтёры могли бы послужить отличным примером для развития и источником свежих идей во власти.
Ольга ЛЕТОВА



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также