Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Александр Кузьменко рассказал о работе курской БСМП в период пандемии

05 сентября 12:23 Общество

Интервью с заведующим отделением реанимации и интенсивной терапии БСМП города Курска 

Внештатный корреспондент «Курской правды» Роман Дородных сделал серию фотографий в «Красной зоне» больницы скорой медицинской помощи Курска, где проходят лечение больные коронавирусной инфекцией и поговорил с заведующим отделением реанимации и интенсивной терапии БСМП Александром Александровичем Кузьменко.

– Александр Александрович, скажите пожалуйста, сколько пациентов сейчас находится в реанимации БСМП?

– В нашем отделении лечение проходят 36 человек, в реанимации хирургического корпуса – 25 и в реанимации бывшего онкокорпуса – 24. Всего в госпитале на сегодняшний день находится более 350 пациентов.

 

– А пациентов без ковида вы сейчас принимаете?

– Нет. В инфекционный госпиталь поступают пациенты с уже подтвержденным ковидом, высокой степенью вероятности ковида или с пневмонией. Иными словами, в отделение может попасть человек без верифицированной ковидной инфекции, но для этого должно быть наличие пневмонии и другой сопутствующей патологии — например, инфаркта миокарда или инсульта. Пациенты из районных больниц поступают, как правило, с верифицированным ковидом.

– Какое лечение получают ваши пациенты?

– Лечение проводится на основании актуальных методических рекомен-даций Минздрава. В зависимости от тяжести состояния применяются различ-ные группы лекарств. Одна из основных групп — антикоагулянты (препараты для разжижения крови). Далее. Если имеются признаки бактериальной инфек-ции, назначаются антибактериальные препараты. При наличии цитокинового шторма решением врачебной комиссии принимается решение о назначении препаратов из группы моноклональных антител. Широко используются гор-мональные средства. Конечно, проводится терапия, направленная на улучше-ние дренажной функции легких (отхаркивающие препараты и препараты раз-жижающие мокроту).

В нашем отделении лечение шире, так как пациенты получают терапию по поводу не только ковида, но и сопутствующих заболеваний. Подход, безусловно, индивидуальный. Если нет бактериальной инфекции, антибиотики не показаны: они могут принести больше вреда. Если есть подтвержденная вирусная инфекция, проводится противовирусная терапия. В случае сахарного диабета или просто повышения уровня глюкозы в крови назначаются препараты, снижающие её уровень. При необходимости используются цитостатические препараты.

Важно отметить, что в отделение реанимации госпитализируются пациенты, нуждающиеся в респираторной поддержке. Существует несколько её видов. Это кислородотерапия с помощью лицевой маски или носовых канюль, высокопоточная оксигенотерапия, неинвазивная и инвазивная искусственная вентиляция лёгких.

– Сопутствующий сахарный диабет сильно ухудшает течение заболевания?

– Он значимо меняет течение болезни, усугубляя ее процентов на 60-80. У таких пациентов заболевание часто протекает в более тяжелой форме.

– Я спрошу про вакцинацию. Есть ли в реанимации вакцинированные пациенты?

– В реанимации вакцинированных пациентов нет. Небольшой процент вакцинированных есть по больнице в целом, но заболевание у них протекает в легкой либо средней форме.

– Вы не спрашивали у людей, которые поступают в реанимацию, почему они не вакцинировались?

– Безусловно, спрашивали. Как правило, пациенты испытывают определенный страх перед не так давно разработанной вакциной. Некоторые ссылаются на то, что сразу после вакцинации кто-то из их знакомых или родственников заболел.

К сожалению, люди необоснованно полагают, что уже через 15 минут после вакцинации иммунитет против короновируса уже сформировался. Они утрачивают бдительность, расслабляются, перестают носить маски, соблюдать дистанцию, и это оборачивается плачевным исходом. Кроме того, заражение вирусом могло произойти и ДО прививки, например, в общественном транспорте (где пассажир в маске – настоящая редкость!) или, скажем, в торговом центре. В этом случае болезнь проявляет себя сразу после вакцинации, создавая ложное впечатление, будто виной этому – вакцина.

Но это, конечно же, заблуждение. Есть и те, кто ждёт «настоящую» вакцину, сделанную «классическим», «дедовским», «советским» способом. Это неплохо, но объемы производства такой вакцины и её поставок в регионы пока весьма ограничены. А к имеющемуся в доступе «Спутнику V» почему-то испытывают недоверие, хотя эта вакцина обладает всеми необходимыми защитными свойствами, помогая организму встретить инфекцию во всеоружии. Ну и сторонников теории заговора и глобального чипирования тоже никто не отменял. Шутки шутками, но такие люди есть, и у них имеются свои «железобетонные» аргументы против вакцинации. К контрдоводам они, увы, обычно глухи.

Предвосхищая ваш вопрос о вакцинировании врачей, скажу, что вакцинацию мы прошли, а некоторые – и ревакцинацию. Кто, как не сотрудник ковидного госпиталя, должен быть заинтересован в том, чтобы его организм был максимально подготовлен к неминуемой встрече с инфекцией. Согласны?

– Ждете ли вы какие-то новые лекарственные препараты для лечения ковида?

– Пока медицинское сообщество не обсуждает появление каких-либо прорывных, «волшебных» препаратов, способны вылечить заболевание одной таблеткой. Очень хотелось бы получить высокоэффективное противовирусное средство, но такового на горизонте пока не видно. Новых антибиотиков в ближайшее время тоже не ожидаем.

Перспективными являются разработки комбинаций препаратов, влияющих на Интерлейкин-6 – вещество, «запускающее» цитокиновый шторм. Вот тут возможно появление препаратов, эффективных не только для лечения, но и для упреждения развития заболевания. Их использование в первые часы после контакта с инфицированными, еще до развития клинических проявлений, может помочь.

Активно обсуждается возможность применения высоких доз гамма-глобулина, полученного в результате переработки антиковидной плазмы переболевших или вакцинированных доноров.

– За время эпидемии изменилась ли картина течения болезни?

– Да, безусловно. Пациенты третьей волны болеют в более тяжелой форме. Сама болезнь часто протекает агрессивнее: развивается стремительнее, вызывает более значимое поражение организма. У пациентов августа прошлого года прогнозировался кризис на 14-й день с момента заражения. Сегодня, если не проводить специфическую терапию, кризис наступает на 7-й – 9-й день.

Изменился «портрет» заболевших – раньше это были в основном люди пожилого возраста. Пациентов в возрасте 20-50 лет было не более 20%, и реанимация им не требовалось: болезнь протекала достаточно легко. Сейчас таких пациентов в больницах половина, и если год назад двадцатилетних в реанимации мы вообще не видели, то сейчас их все больше и больше. Наблюдаются выраженные когнитивные проявления болезни, чаще страдает сердце – развивается миокардит, возросло количество пациентов с острым повреждением почек. Дозировки препаратов, необходимые для стабилизации пациента, в ряде случаев увеличились кратно.

От коллег мы знаем, что в стационары попадает все больше детей. Причем это не тинэйджеры, а дети двух-пяти-семи лет.

– Как защитить детей от заражения? Это может быть только изоляция, обучение на удаленке?

– Дети, как показывает практика, болеют значительно легче. У них, как правило, лучше работает иммунная система, нет сопутствующих заболеваний и других факторов риска, поэтому болезнь у них очень часто протекает бессимптомно.

НО! Попадая в школу, один инфицированный ребенок может заразить весь класс. А дальше возникает геометрическая прогрессия: дети без признаков заболевания расходятся по домам и приносят инфекцию в семьи, где в группе риска мгновенно оказываются их непривитые родственники, особенно в возрасте 65+, с сахарным диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Вероятность того, что они попадут в реанимацию с весьма непредсказуемыми последствиями, очень велика.

Я не эпидемиолог, но, с моей точки зрения, ограничение контактов детей могло бы значимо снизить напряженность ситуации по распространению.

– А каков прогноз развития эпидемии?

– По мнению ведущих эпидемиологов России, со второй декады сентября можно ожидать ухудшение эпидемиологической ситуации. Это, собственно, следует и из логики развития событий: люди возвращаются домой из отпусков, порой из регионов с не вполне благоприятной эпидемиологической обстановкой. «Подхватить» болезнь можно где угодно – на пляже, в поезде, самолете.

Ну а дальше… дальше всё развивается по уже известному сценарию. Хочу подчеркнуть еще раз: строгое соблюдение масочного режима в транспорте, магазинах, местах массового скопления людей в сочетании с вакцинированием позволит значимо минимизировать осенний рост заболеваемости ковидом. Я на этом настаивал и буду настаивать. А вашим читателям желаю бережно относиться к собственному здоровью и здоровью окружающих.

Роман Дородных



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также