Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Вечная «шестёрка»

Газетный выпуск № 2022_094
05 августа 2022 16:14 Взгляд назад

История знаменитого здания в Курске, которое многим не нравилось, но стало неотъемлемой частью городского пейзажа

Согласно неофициальной российской «нумерологии» число 6 никогда не считалось особо престижным и удачным. А вот нумерологи, скажем, арабские, наоборот, считали «шестёрку» приносящей удачу. Хотя бы потому, что это число единственное состоит как из суммы, так и из произведения первых трёх чисел. Впрочем, сейчас речь не о нумерологии, а об истории и архитектуре.

Сначала об истории

Довоеная разработка. Акрополь. Улица Радищева проходит над улицей Дзержинского

 

Эта площадка со строениями в самом центре Курска всегда считалась одной из самых знаковых, востребованных, но одновременно и проблемных. В иные времена она как бы отделяла суету «Торга» (ведь на нынешней Красной площади много лет назад располагались рыночные ряды) от подходов к Знаменскому собору.

Речь идёт и о месте, где улица Фроловская (Радищева) впадала в улицу Херсонскую (Дзержинского). Это сегодня они стекаются двумя рукавами, а в иные времена там стоял Николаевский храм, и всего лишь узкий и крутой проулок западнее его позволял с трудом добраться до Херсонской. Он и сейчас функционирует рядом с Театром кукол, а когда-то здесь была женская гимназия Красовской, не всякий извозчик соглашался везти туда гимназисток, особенно в гололёд – уж очень крутой спуск.

В прошлом многое было иначе: ни той ни другой улиц, да и окрест город выглядел совсем иначе. На крутом откосе стояла деревянная церковь («Николаевская на Торгу»), которая в исторических хрониках упоминается ещё под 1641 годом. Судя по всему, Торг рядом существовал и раньше. Многие русские города были устроены именно так: центральная площадь отдана торговле, рядом храмы, посвящённые Святому Николаю и Параскеве Пятнице. Пятницкий храм снесли по причине перепланировки ещё в конце XVIII века.

Курск в феврале 1917 года. Митинг рядом с гостиницей «Петроградской»

 

В 1763 году (за 19 лет до коренной перепланировки Курска) вместо упомянутой ранее деревянной Николаевской (на Торгу) построили кирпичную церковь. В Курске были ещё два храма с тем же святым-попечителем, и каждый имел уточняющую приписку – для точности. Это и понятно: почтальоны в те времена ориентировались в основном по церквям.

Задолго до завершения колокольни был освящён главный престол каменного храма (1782 год). Приделы построены в 1809-м и 1843-м. Шатёр колокольни и притвор завершены только к 1900 году. Одним словом, строился храм неспешно. Окрест тем временем возводились немудрёные склады, лабазы и торговые ряды.

Курск, 1933 год. Возводят 2-й этаж «шестёрки». На заднем плане видна колокольня Фроловской церкви

 

Разберут этот храм тоже без особой суеты – параллельно со строительством «шестёрки» – в 1935-м. Как тогда писали в газетах: «при строительстве здания номер шесть». Кирпич, кстати, от разобранного храма использовали при возведении Госцирка на Красной площади (1937 год). Но это позже. К слову, ещё одна официальная причина сноса Николаевского храма – необходимость расширения и благоустройства улицы Радищева. По той же «отмазке» снесут и Фроловский храм. Однако улицу расширять никто тогда и не подумал.
Большая часть площадки, на коей в дальнейшем разместится «здание номер шесть», была свободной уже к 1919 году. Ранее на нём стоял дом купчихи Н.А. Лавровой с магазином бакалейных и колониальных товаров. На втором этаже была гостиница «Петербургская», которую скоро переименовали в «Петроградскую». Сразу после революции там расположилась ГубЧК, само строение при отступлении красных в сентябре 1919-го сожгли. Полусгоревшее, оно долго стояло бесхозным, служа приютом беспризорникам и криминальным элементам.

От ударной стройки к долгострою

Вы конечно же поняли, что «здание номер шесть», о котором идёт разговор, – это хорошо знакомая нам с вами «шестёрка». Ещё 25 июля 1931 года, задолго до сноса храма, в день открытия районной партконференции, строители, заранее подготовив здесь котлован, приступили к кладке стен четырёхэтажного дома-коммуны.

Стоимость строительства была определена в 600 тысяч тогдашних рублей. Сооружение здания с общей жилой площадью в 2800 квадратных метров на 55 квартир и торговыми помещениями на 660 квадратных метров под универмаг на первом этаже было объявлено ударной стройкой. Вчерне оно должно было быть готово к 1 декабря 1931 года.

Темпы строительства для окружного города (Курск тогда входил в Центрально-Чернозёмную область) предполагались неслыханными. Сам дом строился по новому способу с утончёнными стенами на «тёплом растворе». Однако возведение растянулось на долгие годы.

Уже в 1932-м на строительство была затрачена сумма 541 тысяча 101 рубль, хотя объём работ на объекте к тому времени выполнили всего на 50 процентов. В 1934 году достройку «шестёрки» взяла на себя Высшая колхозная сельскохозяйственная школа ЦЧО, открытая в Курске в 1932-м. Теперь в доме предполагалось разместить студенческое общежитие, квартиры педагогов, столовую.

Николаевский храм ещё не разбирали, корпус «шестёрки» отстраивают. Примерно 1935 год

 

Надо сказать, что школа эта создавалась для подготовки руководителей крупных колхозов и работников райколхозсоюзов. Высшей она называлась, скорее, для показухи, характерной для тех лет, так как принятые в первый же год 150 человек, преимущественно из числа председателей колхозов и инструкторов райкомов, имели всего лишь начальное образование. Безусловно, школа была необходима для курской деревни, но очень уж короток был срок обучения – один год.

Пока здание в стиле конструктивизма медленно поднималось ввысь, в стране изменилось отношение к этому ещё недавно «революционному архитектурному стилю», в чём большую роль сыграло личное отношение к нему Сталина. Позже этот стиль стали называть «формалистическим». В 1936 году «Курская правда», следуя этой тенденции, с некоторой иронией писала: «Шестёрка» строится уже 7 лет. Сейчас разработаны три варианта архитектурного фасада этого «уродца». Фасады более двух лет ожидали своей переделки. Наконец, на плоских стенах здания появились пилястры, декоративные балконы, карнизы здания украсились лепными украшениями…»

Замечу, что уже к тому времени чисто курское архитектурное понятие «шестёрка» благодаря прессе и официальным документам стало обиходным, прижилось и в дальнейшем дожило до наших дней.

А когда в 1934 году Курску вернули статус областного центра, архитектурные амбиции курян заметно возросли, появились интересные проекты центра города, из коих «шестёрка» выпадала. В прессе начали толковать, что общежитие – не для центральной площади областного центра.

Несостоявшийся «Версаль»

Когда началась Великая Отечественная война, в «шестёрке» недолго размещалось военное училище. В годы войны здание пострадало, но вскоре было восстановлено. Уже в декабре 1946-го здесь открылось кафе «Москва», позже превращённое в ресторан «Ленинград» (напомню, что до революции на этом месте размещалась гостиница «Петроградская»), этажи теперь уже административного дома заняли всевозможные организации города и области, а какое-то время здесь была гостиница суворовского училища. Долгие годы в «шестёрке» работал Ленинский ЗАГС, оставив в памяти многих тысяч курян светлые воспоминания.

На доме появилась мемориальная доска с текстом: «В этом здании в 1943-1948 годах работал А.В. Домбровский (1882-1952), выдающийся деятель ВМФ России, активный участник Русско-Японской войны, кавалер именного золотого оружия, начальник морских сил Чёрного и Азовского морей в 1920 году».

Послевоенный Курск.  Хорошо видно «островное» расположение «шестёрки» и сопрягаемых зданий

 

В середине 90-х годов, в эпоху губернатора Руцкого, появилась задумка накрыть внутренний дворик «шестёрки» стеклянным колпаком и сделать там роскошную оранжерею. Почти как в Версале. Это, пожалуй, было единственное строение в Курске, таковым (внутренним) двориком обладающее. Архитекторы уже приступили было к разработке проекта. Но что-то помешало – как минимум, наметившиеся сложности с эксплуатацией этого купола: как счищать снег, как противостоять ливневым потокам? В Курске такого опыта не было тогда, да и сейчас нет. Одним словом, от идеи своевременно отказались.

Отмечу, что существовали и проекты сноса этого здания. На это место поглядывали многие архитекторы, мечтавшие освободить площадку для более престижных строений. Но всякий раз новации воспринимались по формуле «лучшее – враг хорошего». Наверное, не всегда, но довольно часто – это правильно. Да и архитекторов масштаба, скажем, Марка Теплицкого, давно уже нет. Нынешние курские зодчие за что ни возьмутся – получается или торговый или офисный центр. А этого добра в Курске давно уже с избытком.

Островок стабильности

Надо сказать, что ещё в середине 30-х годов в конкурсных разработках центра города курские архитекторы всякий раз рисовали здание нынешней «шестёрки», тем более что к его строительству к тому времени уже приступили. Разве что улица Радищева, примыкавшая к нему с запада, в некоторых разработках была поднята на второй уровень и проходила над улицей Дзержинского. Позже возникла задумка выполнить подземный автомобильный тоннель, в который бы легковой транспорт уходил со стороны улицы Дзержинского, обтекал «шестёрку» и тянулся бы до площади Перекальского. Вовремя отказались. Впрочем, исполнить широченный тротуар на чётной стороне улицы Ленина успели – специально для строительства тоннеля – открытым способом.

Так или иначе, но давно уже «шестёрка» не только здание, к которому «примазываются» разные здания банков и офисов, но и обозначение конкретной площадки в планировке Курска. Некий островок, своего рода анклав, обтекаемый со всех сторон всё более насыщенным автомобильным движением. Когда-то в его состав входила не последняя в Курске церковь, потом – здание «шестёрки», о целесообразности коего разговоры время от времени возникают до сих пор. Ну, на самом деле его предназначение столько раз менялось за минувшие десятилетия, что и не пересчитать.

К слову, совсем недавно высотный регламент окрест «шестёрки» даже не предполагал, что там будут что-то строить. Тогда откуда там здания банков и офисных центров?

А саму «шестёрку», на мой взгляд, стоит считать не завершённой до сих пор – на эту мысль наводит её слишком уж коммунальное устройство, давно уже не популярное.

Виктор КРЮКОВ



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также