Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Увидеть Север и влюбиться

Газетный выпуск № 2024_062
31 мая 2024 10:35 Культурный Слой

30 мая в кинотеатре «Юность» курянам показали документальный фильм о народных промыслах и мастерах Русского Севера. На суд зрителя его представили авторы – автор идеи, модельер и этнограф Екатерина Ребежа, а также режиссёр и оператор-постановщик Владимир Долженков. О том, как возникла идея фильма и как он снимался, Екатерина рассказала корреспонденту «КП» накануне премьеры.

В путь за свой счёт

Название фильма – «Север помнит». По словам создателей киноленты, это история о путешествии сквозь века по Русскому Северу, рассказ о художниках и мастерах народных промыслов, жемчужинах деревянного зодчества, традиционном укладе деревенской жизни и крестьянских ремёслах. Фильм знакомит с местными обычаями и мировоззрением людей, живущих на Севере, и их простой житейской мудростью.

Съёмки проходили в июне 2023 года, в Архангельской области – по собственной инициативе авторов и на собственные средства съёмочной группы. Это было совсем непросто – достаточно сказать, что всю технику ребята везли в буквальном смысле слова на себе.

В результате каждый рюкзак весил не менее 40 килограммов.

– Съёмки велись на протяжении двух недель около 15 часов в сутки, – делится подробностями Екатерина Ребежа. – Задача в высшей степени сложная, особенно в техническом плане, ведь съёмка документального кино требует соблюдения своих жёстких правил. Володе Долженкову приходилось носить буквально на вытянутых руках кинокамеру весом около 10 килограммов, так как снимать часто приходилось в движении.

Например, Шотовогорский народный хор он снимал около трёх часов по жаре, в шесть дублей танцевально-песенного номера, при этом сам заходил в хоровод и вёл съёмки оттуда. Не забывайте, что на Севере полно прожорливых комаров, от которых нет спасения. Но Владимир не прерывал дубля, даже когда комар вонзался ему в лицо. Или совершенно отчаянно полез в дождь, с камерой в руках, на козырёк самого высокого шатрового храма на всем Русском Севере.

Комары – главная проблема

– Как и с чего начинался проект «Север помнит»?

– Мне как исследователю необходимо глубоко копать, врезаться в гранит истории и на личном опыте проходить все маршруты экспедиций. Недаром тянуло вглубь веков, где теплится огонёк надежды, что тут что-то спаслось от забвения. Казалось, если не начать вспоминать, как жили на русской земле русские люди, то секреты эти будут потеряны для нас навсегда. И надо успеть спросить, узнать, рассказать, переосмыслить, сберечь.

Так было принято решение вернуться после нескольких исследовательских экспедиций на Север, уже снять полнометражный документальный фильм. Ведь память о наследии прошлого, традициях русской культуры, народном искусстве сегодня нуждается в особом внимании и защите. А через кино вся собранная информация сохранится в виртуальной среде и поможет оживить воспоминания нашим потомкам. Русский Север сохранил для нас народное деревянное зодчество, былинную традицию, песенную культуру, декоративно-прикладное искусство. А в некоторых деревнях до сих пор ещё сохраняются редкие ремёсла и самобытная среда обитания.

Мы с Владимиром хотели показать почти забытую культуру Русского Севера с его традиционным укладом. Нам важно и про быт подробно рассказать, и про архитектуру, и другие интересные сюжеты найти. В нашу задачу входило знакомство с мастерами промыслов – с теми, кто сегодня всё это помнит и умеет интегрировать в повседневность.

– По какому принципу разрабатывался маршрут, сколько точек было на карте?

– Так как в основе экспедиции лежал интерес к историческому прошлому России, к русскому искусству, а также внимание к жизни и быту русской деревни и народному творчеству, то маршруты строились из заданных задач. Мы отправились к одной из южных точек северного региона, на границе с Вологодской областью. Первая точка на нашей карте путешествия – это Котлас, затем Красноборск, а оттуда на пароме в Верхнюю Уфтюгу – места бытования редкого уфтюжского промысла.

Маршруты съёмочной экспедиции пролегали по берегам Северной Двины и её притоку – реке Верхней Уфтюге, что относится к территории Красноборского района современной Архангельской области. Места эти издавна славились крупными центрами росписи по дереву предметов крестьянского обихода, истоки развития которых связаны с традициями иконописи, книжной миниатюры, стенной росписи. Далее нам предстояло обследовать самые дальние уголки Русского Севера – берег Белого моря и широкое Пинежье.

– С какими сложностями и непредвиденными обстоятельствами пришлось столкнуться?

– Обилие багажа с дорогостоящей техникой усложняет манёвренность перемещений. Всё необходимое для съёмок мы несли на себе. Логистика маршрутов не создавала сложности, особенно когда ты имеешь чёткие инструкции и алгоритмы перемещений. Делай всё последовательно и не спеша, без суеты. Тогда сложности не возникают. Комары жрут – это, пожалуй, главная и неистребимая сложность!

– Что особенно врезалось в память во время работы над проектом?

– Каждый день был особенно ценным, со своим неповторимым шармом. Сравнение здесь не уместно, выделить что-то одно было бы несправедливо. Но сюрприз, который нам подарил случай, я сохраню на всю жизнь. Теперь у меня в мастерской живёт старинная корневая прялка с именем бывшей пряхи Полагии. У нас, художников декоративно-прикладного искусства, так складывается, что исследовательская деятельность в изучении традиционных росписей Русского Севера знакомит с удивительными, талантливыми, вдумчивыми, профессиональными, очень творческими и интересными людьми!

Друг у друга мы узнаём секреты народных росписей, особенности аутентичных орнаментов, популярные мотивы в росписях разных регионов. В поездках происходят встречи с профессиональными педагогами и художниками с богатым опытом в своих жанрах народного искусства. Так, судьба подарила мне встречу с гениальной и мудрой хранительницей древних сокровищ – Светланой Зеленцовой. Это художник-педагог, коллекционер, исследователь и популяризатор уфтюжской росписи, один из организаторов культурно-просветительского проекта «Древо жизни» и героиня документального фильма «Север помнит». Светлана специально приедет на премьеру и поделится своими впечатлениями о съёмках.

– Какие чувства испытали по окончании работы?

– Чувство незавершённости. Ведь мы вскопнули малую горсть плодородной почвы. Хочется продолжить рассказ об этих заповедных краях. Но и это уже не мало! Приятное послевкусие.

Путевые заметки

Эти зарисовки автор позаимствовала в одноимённой группе в ВК, посвящённой фильму «Север помнит». Их автор – Екатерина Ребежа, и написаны они были в процессе съёмок, что позволяет окунуться в атмосферу экспедиции.

В деревнях Русского Севера можно до сих пор встретить отголоски былой величавости традиций деревянного зодчества. Вот, например, Пинежье подарило нам встречу с такими редкими артефактами исторического наследия. В Карпогорах на «Улице деревянных коней» и на Покшеньге мы ближе познакомились с характерной особенностью домов Русского Севера – деталью, венчающей кровлю в традиционной русской избе. Его называют охлупень (или шелом) – отёсанное бревно, идущее по коньку и закрывающее верхний стык двух скатов кровли.

Если подробнее, то на специальном бревне, с просечкой (жёлобом) по всей длине, на конце вырубалась голова зверя или птицы, с чётким и выразительным силуэтом скульптуры, которая являлась прекрасным завершением постройки.

Охлупень/конёк всегда осмысливался как главенствующая деталь жилища, «голова» дома.

Деревянные фигуры Коня, Оленя или Утицы (а иногда просто выступ корня), с величаво склонёнными головами напоминают что-то дремучее, идольское. Эти безмолвные стражи домашнего очага, виртуозно вырубленные несколькими точными ударами топора, являлись «защитниками» и мощными оберегами для своих хозяев. В народе верили: «Конёк на крыше – в избе тише». Но время идёт, и сегодня серебристое дерево со следами мха и лишайников кренится к земле, а покосившиеся «князья» грустно «клюют носом» с высоты.

Музейные ценности

Исследуя народный быт Русского Севера, мы познакомились с множеством старинных деревянных предметов, среди которых особенно почитались у русского крестьянина прялки. Прядение и ткачество было одним из основных занятий женщин. Нужно было наткать ткани, чтобы одеть всю большую семью, украсить дом полотенцами и скатертями. Не случайно поэтому прялка была традиционным подарком у крестьян. Её с любовью хранили и передавали по наследству.

В каждой местности были свои особенности оформления бытовых предметов, в том числе и корневых прялок. Нам посчастливилось встретить разнообразные прялки в Верхнеуфтюжском школьном музее (прялки деревни Слобода), а также сравнить их с пинежскими и палащельскими в частном Музее прялки Виктора Мерзлого. В отличие от уфтюжских росписей с травными орнаментами, пинежские удивительно напоминают наскальные рисунки! От каждого экспоната веет седой стариной. А наше дело: «На старое гляди, новое твори!»

Северные шаньги и русская печь

Во время нашей экспедиции удалось не только познакомиться с культурным наследием, но и погрузиться в настоящую атмосферу деревенского быта. В фильме мы сделали акцент на приготовление разных по типу шанег: уфтюжских и пинежских.

Одни шаньги были «раскатные» с толокном и начинками из картофеля/творога, а другие – «наливные», смазанные сырно-сметанной «шапоцкой» (пинежский диалект). Шаньги хорошо выпекаются как в русской печи, так и в духовке. Мы выпекали шаньги двумя способами. После выпечки смазывали их топлёным маслом, отломив при этом «шанежкин бочок».

На Русском Севере до сих пор принято растапливать глинобитные печи. Они сохранились во многих домах и продолжают верно служить своим хозяевам. Она обогревает помещение, в ней пекут хлеб, готовят ароматные блюда с дымком, варят корм и пойло для животных, сушат сухари. Это и место для хранения валенок, и тёплое спальное место.
В Верхней Уфтюге мы научились сами топить русскую печь дровами и готовить на ней простую еду. После тяжёлого съёмочного дня она хорошо снимала усталость, романтично потрескивая искрящимися угольками. У очага было любимое место для общения и задушевных разговоров – настоящая «творческая гостиная».

Северный дом

На протяжении всего маршрута нашей экспедиции встречались различные деревенские постройки: жилые дома, амбары, бани, колодцы и даже мосты через речку. Немного расскажем вам о строительстве и архитектуре главного жилого объекта на Севере.

Крестьянский северный дом-двор XVIII–XIX веков представляет собой очень умно, удобно и прочно построенную группу жилых и хозяйственных помещений, которые размещаются в трёх частях основного строения и двух боковых пристройках к нему.

Передняя и средняя части дома состоят из одно- или двухэтажных срубов, между которыми есть промежуточные помещения. Там расположены верхние и нижние избы и горницы (комнатки), чуланы, передызья (сени) для перемещения людей, а хозяйственные клети, подклеты и подвалы служат для устройства под ними погребов, кладовых и мастерских. В средней части чердака над переломом размещается четырёхсотенный сруб-светёлка.

Двор (зад) находится позади части дома. В нижнем уровне двора расположены помещения для скота и хлевы. Кровельный шатёр завершает дом. Он состоит из двускатной бревенчатой кровельной клети с настеленной на неё в «две карты» тесовой крышей. Кстати, на Уфтюге мы отметили особую гнутую кровлю.

Дом служит обычно 150–200 лет, а при хорошем уходе – и долее. В деревнях на Покшеньге, Пинеге и Уфтюге нам встречались разные хоромы, и почти у всех был величественный и достойный вид благородной старости.

Вместо заключения

К Северу привязываешься сразу и навсегда запоминаешь его. Здесь мы увидели белые-пребелые ночи, удивительно живописные берега Северной Двины, Пинеги, Уфтюги и Покшеньги, покрытые высокими густыми соснами, заливными лугами и песчаными отмелями. Величественные монастыри, деревянные часовни, дома и амбары приветливо выходили из глубины веков своих. Здесь мы ощутили тепло и гостеприимство людей, которые щедро делились с нами мастерством и хлебом насущным!

Подготовила Татьяна ЛАСТОЧКИНА
Фото из архива съемочной группы «Север помнит»



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также