Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Белоруссия без политики

Газетный выпуск № 2021_098
13 августа 09:02 В мире

С лета 2020 года Белоруссия остаётся беспокойной точкой в Восточной Европе. Новости разной степени скандальности поступают оттуда едва ли не еженедельно. Но это всё – политика. Наш корреспондент Татьяна Ласточкина отправилась в соседнюю республику, чтобы посмотреть, как там живут обычные люди, и делится путевыми заметками. Правда, в статью уместилась лишь десятая часть впечатлений.

Заграница без загранпаспорта

Корреспондент «Курской правды» две недели провёл в городах Белоруссии, знакомясь с их историей и современным обликом

Всё началось с мороженого и загранпаспорта – последний оказался безнадёжно просрочен, и над отпуском нависла незримая угроза. По крайней мере, о зарубежье с тёплым морем мечтать уже не приходилось: оформление нового паспорта длится месяц, и это обстоятельство сделало поездку невозможной. Заедая горькое разочарование любимым белорусским мороженым, я вдруг подумала: «А почему бы, собственно, не съездить в эту страну, где много мороженого, креветок и оливок?» Словом, вперёд, в Белоруссию…

Как выяснилось, билеты на «Ласточку» маршрута Москва – Минск (она едет всего семь часов) были раскуплены чуть ли не на месяц вперёд, цены на съёмные квартиры в Минске кусаются, а для въезда в республику нужен ПЦР-тест: заграница всё-таки, хоть и союзное государство.

Впрочем, забегая вперёд, скажу, что ПЦР так и не пригодился. Ни в поезде, ни на вокзале в Минске у меня его никто предъявить не попросил. Говорят, правда, что тесты проверяют в аэропорту. Пограничных проверок по дороге в Минск тоже не было, только на обратном пути смотрели паспорта.

Поезд «Янтарь», идущий из Москвы в Брест, оказался вполне приличным. Единственное неудобство – раннее прибытие: в Минске он в 6:30 утра. Однако обменный пункт на вокзале уже работал, и мне удалось поменять наличные на местную валюту – 3 тысячи российских рублей на 99 белорусских, из расчёта 33 к одному.

И почти сразу треть из них забрал местный таксист, пообещав «по счётчику» довезти от железнодорожного вокзала (по-белорусски это звучит как «чыгуначны вакзал») до проспекта Победителей («праспект Пераможцау»), где я сняла квартиру. Это потом уже выяснилось, что поездка на такси по этому маршруту стоит 10-12 белорусских рублей, но никак не 30, которые заработал предприимчивый водила.

Замок в Гродно

Как сказала моя минская приятельница Света: «Минус пять ему в карму, чтобы не обманывал приезжих». Света вызвала мне такси, когда я ещё не обзавелась белорусской сим-картой, а ноги уже почти отказывались куда-либо идти, помогла разобраться в местной специфике, сориентировала насчёт экскурсий.

Это к вопросу о том, что в Белоруссии, как и везде, люди разные: одни тебе помогают, другие откровенно на тебе зарабатывают. В первый день приезда разговорилась с консультантом в одном из магазинчиков. Узнав, что я из России, парень сначала поинтересовался, правда ли, что у нас скоро начнутся протесты, как год назад в Минске после президентских выборов, а потом долго объяснял, что Белоруссию надо называть Беларусь: дескать, иначе белорусы обижаются. Почему обижаются, я так и не поняла, но на всякий случай приняла к сведению – в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Кстати, о религии: Беларусь – многоконфессиональная страна, здесь есть православные храмы, католические костёлы и синагоги. Испокон веков представители этих религий живут бок о бок, и это добрососедство – в порядке вещей. Многоконфессиональность вносит удивительный колорит в архитектуру белорусских городов, делая их по-своему уникальными.

Мемориал жертвам холокоста

А ещё здесь много парков, скверов и памятников, связанных с Великой Отечественной войной, как монументальных, так и невероятно трагичных. Таких, как Брестская крепость, Хатынь или мемориал «Яма» в Минске, посвящённый жертвам холокоста. Это овраг, в котором 2 марта 1942 года фашисты уничтожили 5 тысяч евреев. Их скорбные фигуры теперь отлиты из металла и навечно застыли на спуске в страшную яму, где за годы войны от рук оккупантов погибло 85 тысяч минских евреев, 10 тысяч из местечек, 35 тысяч депортированных из стран Европы…

У белорусов особое отношение к войне. Это где-то на уровне генетики: тут никому не надо объяснять, что это было за время. В 1941-1945 годах страна потеряла порядка четверти населения, города лежали в руинах. От Минска война не оставила камня на камне: от капитальной застройки уцелело лишь 20 процентов. Сохранились только оперный театр, Дом офицеров, Дом правительства. Все эти здания были заминированы, но взорвать их фашисты не успели. Минск тогда хотели отстроить заново в нескольких километрах от прежней столицы, но в результате всё же решили восстановить город.

Довоенный Минск теперь можно увидеть только на фотографиях, например, в музее истории Великой Отечественной войны. Это крупнейший в республике музей, посвящённый событиям тех дней и героической Победе советского народа над фашистской Германией.

Официально он открылся 22 октября 1944 года, а его самое главное новоселье – переезд в новое здание на площади Героев – состоялось 4 июля 2014 года. К слову, именно на 4 июля приходится главный праздник белорусской государственности: в этот день в 1944 году в ходе операции под кодовым названием «Багратион» произошло освобождение Минска.

Аист – птица, Минск – столица

Приезжего столица Беларуси буквально с порога поражает монументальной сталинской архитектурой. Чего стоят одни только Минские ворота на Привокзальной площади! Не говоря уже о проспекте Независимости, где что ни дом, то повод вспомнить советское прошлое.

Ещё одно сильнейшее впечатление – безукоризненная чистота на улицах. Здесь не принято оставлять после себя мусор и кидать бумажки мимо урн. А также – обилие торговых центров и казино. Наличие последних особенно удивило: непонятно, кто в них играет, если сами минчане их не жалуют и говорят, что жизнь дорожает с каждым днём, поэтому не до азартных игр.

Поразило большое количество арабов на улицах города – они живут в Минске целыми семьями, с жёнами и детьми всех возрастов. В местных СМИ пишут, что это гости из Ирака: кто-то называет их туристами, кто-то – мигрантами-беженцами. Честно скажу, не выясняла, поскольку приехала не работать, а отдыхать и твёрдо пообещала себе не проводить журналистских расследований. По крайней мере, до возвращения на родину.

К слову, о туристах: традиционный центр притяжения путешественников, Верхний город, где находятся городская ратуша и Троицкое предместье, на момент моего пребывания в Минске откровенно скучал. Приезжих мало, хотя поезда из Москвы идут забитые и билетов не купишь.

Секрет открылся довольно быстро: в белорусских городах огромное количество турфирм, вывозящих в ту же Черногорию, куда из России не попасть, да ещё и без тестов на ковид. Поэтому Минск – нечто вроде перевалочной базы, откуда туристы разлетаются и разъезжаются практически по всему миру. Местные жители говорят, что количество приезжающих в саму Беларусь резко сократилось – то ли из-за пандемии, то ли из-за санкций. Так или иначе, но иностранную речь я там почти не слышала, да и соотечественников наблюдала нечасто.

Возможно, поэтому в городе так сложно найти обзорные экскурсии. Их очень мало, и они дорогие. Но мне повезло: возле городской ратуши можно сесть в настоящий ЗИС – автобус выпуска 50-х годов прошлого века. У него деревянный кузов, деревянные лавки, деревянный руль и «родной» двигатель, восстановленный умельцами. Теперь этот автобус катает желающих по центральной части Минска, а аудиогид рассказывает об основных достопримечательностях. Напоследок – остановка на одной из минских улиц и колоритные фотографии в стиле ретро со старым чемоданом, ровесником самого автобуса.

Что же касается экскурсий в другие города, как рассказали мне в одном турбюро, большие автобусы уже не набираются – в основном микроавтобусы, ехать в которых несколько часов довольно муторно. Поэтому основную часть поездок пришлось планировать самостоятельно. Например, в Гродно – за атмосферой, поскольку там старинные дома, мощёные улочки, замки и памятники. Или в Несвиж, чтобы своими глазами увидеть памятник ЮНЕСКО – замок династии Радзивиллов, послушать рассказы экскурсоводов о представителях этой династии, а потом прогуляться вдоль рва или по старинному парку.

Добраться практически в любой город страны можно на поезде: до того же Гродно ехать четыре часа. Правда, если взять билет на поезд региональных линий – пассажирские идут куда дольше. Покупая билет на сайте Белорусских железных дорог, обратила внимание, что вместо сидячих мест за вполне разумные деньги предлагается плацкарт или купе, а сами билеты разбираются как горячие пирожки.

Уже потом, на вокзале, поняла, в чём дело: в этом поезде всего четыре вагона. Внешне они напоминают составы советских времён, а вот внутри всё вполне прилично – мягкие полки, кондиционер. Правда, туалет не био и в санитарных зонах закрывается проводниками на ключ.

Кстати, по дороге в Гродно мне повезло увидеть из окна поезда белых цапель и аистов – изображения последних наравне с зубрами и бобрами стали визуальным символом этой удивительной страны.

Мифы и подарки

Миф первый: в Беларуси всё дёшево. С этим мифом я рассталась довольно быстро и болезненно. Элементарные подсчёты показали, что общепит, мягко говоря, недешёвый, экскурсии – дорогие, а средний чек в магазине почти такой же, как и у нас. Стоимость продуктов практически одинакова, разница лишь в порядке цифр: если учесть, что за белорусский рубль здесь в среднем дают 33-34 российских рубля, психологический эффект налицо.

Скажем, приносят в кафе счёт на 20 рублей, ты его оплачиваешь картой – полнейшая анестезия. Особенно если на обед были белорусские драники с лисичками или со сметаной. Это тоже анестезия, но гастрономическая. И только потом понимаешь, что обед обошёлся тебе в 700 рублей. А впереди ещё ужин…

Можно, конечно, готовить самостоятельно, но, если учитывать тот факт, что весь день я проводила на ногах, исследуя город и его окрестности, а в квартиру возвращалась только вечером, такой вариант был физически невозможен.

Миф второй: если есть креветки, значит, есть море. Со всей уверенностью могу поклясться на учебнике географии, что моря в Белоруссии нет, несмотря на то, что переработкой креветки в республике действительно занимаются и поставляют продукцию в том числе в Россию. Есть, правда, Заславское водохранилище, которое называют Минским морем, а в Гродненском историческом музее морю посвящён один из залов.

Но самым главным мифом оказалось моё любимое мороженое: в Курске оно всегда позиционировалось как белорусское, но ни в Минске, ни в других городах я его так и не обнаружила. А когда зашла на сайт производителя, выяснила, что к Беларуси, кроме торгового названия, оно никаким боком не относится и делается на Украине.

Излюбленный вопрос всех туристов – что привезти в подарок и на память? Лично я долго голову не ломала: кухонные полотенца из белорусского льна сильно чемодан не утянули. Можно купить бальзамы на травах и настойки местного производства, продукцию белорусских кондитерских фабрик (а она невероятно вкусная, можете поверить мне на слово).

Любителям «тяжёлой гастрономической артиллерии» смело могу рекомендовать мясные деликатесы вроде полендвицы (засоленное мясо со специями) или же сало. Его здесь столько, что глаза на самом деле разбегаются. Больше скажу: один из белорусских хлебокомбинатов недавно запустил в продажу новинку – хлеб с салом. Я видела его собственными глазами и даже сфотографировала. Стоит этот эксклюзив чуть больше четырёх белорусских рублей – это где-то в районе 150 наших рублей. В качестве сувенира вполне себе.

Но самое главное, что я увезла с собой на память о Беларуси, – это впечатления, ради них всё и затевалось. И что-то мне подсказывает, что я найду возможность приехать сюда ещё раз.

Татьяна Ласточкина



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также