Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

И воины, и работники

Газетный выпуск № 2021_148
10 декабря 12:46 Общество

История Стрелецкой слободы Курска

Вид из Стрелецкой слободы на исторический центр Курска. 1936 год

В самом конце XVI века волею царя Федора Иоанновича в заброшенный и всеми забытый Курск прибыл отряд стрельцов под командованием воеводы Полева. Цель была мирной – восстановить ветхую крепость, что осталась ещё от литовцев. Стрельцов частенько использовали как строительных рабочих на оборонительных сооружениях.

Курску предстояло стать одним из оплотов очень неспокойной южной границы России. И население города начинает быстро расти. Из Москвы и других городов в Курск для его защиты царь Федор направляет служилых людей, в начале же более всего – стрельцов, которым, понятное дело, город обязан и появлением одноимённой слободы.

В 1626 году в Курске и уезде служило: «детей боярских» – 864 человека, казаков – 299 человек, стрельцов – 200 человек, пушкарей и других – 39 человек… Вроде бы немного, но для обороны города вполне достаточно.

 

Русские «мушкетёры»

Стрелецкое войско было создано при Иване Грозном в 1550 году как регулярная русская пехота (в дальнейшем – «надворная пехота»), вооружённая огнестрельным оружием. Стрельцы благодаря ряду привилегий образовали особое сословие.

Можно с некоторой натяжкой сказать, что они были русскими мушкетёрами (с тем отличием, что дворянами они не являлись). Вот только русский Дюма до сих пор не появился, чтобы описать их славные боевые дела. Был в Московской Руси даже свой аналог «гвардейцев кардинала» – патриаршие стрельцы, составлявшие личную гвардию патриарха.

Стрельцы набирались из вольных людей. В XVII веке при царе Алексее Михайловиче они пользовались большими льготами. Каждый поступающий на службу должен был представить в качестве поручителей нескольких человек из старых стрельцов, которые отвечали за его службу и поведение.

Стрельцы во время боевой вылазки

Предельный возраст для вновь набираемых – не старше 50 лет. Жили слободами, имели семьи, занимались также ремеслом, торговлей, огородничеством. Одевались в длинные, до щиколотки, кафтаны из цветного сукна – каждая сотня имела свой цвет. Кафтаны были со стоячими воротниками и застёгивались на цветные петлицы. Головной убор – шапка в виде невысокого колпака из дорогой ткани с отворотами из меха. В столице существовали и подразделения верховых стрельцов, в основном – на белых лошадях.

Вооружение пеших стрельцов состояло из сабли, которую носили у левого бедра на поясной портупее, длинноствольного самопала (разновидность пищали) и бердыша – серповидной секиры на длинном древке. Через плечо стрельцы носили большой кожаный ремень – «берендейку», к которой подвешивались заряды к ружью.

Стрелецкое войско и сословие были ликвидированы при Петре I около 1720 года, потому как стрельцы активно участвовали в бунтах. Но это мало сказалось на жизни провинциальных Стрелецких слобод (а в России их было много). Земли, которыми владели стрельцы, так у них и остались, ремёсла и другие виды занятий – тоже.

В 1782 году Курск получил градостроительный план, по которому Стрелецкая слобода, занимавшаяся хлебопашеством, уже не могла располагаться на старом месте. Решено было переместить её на окраину, за городские границы. Так как стрельцы имели за городом свои земли (пожалованные им ранее), их в административном порядке переселили как раз туда. Таким образом, слобода переместилась за реку Тускарь, на своё нынешнее место.

Надо сказать, что особого недовольства со стороны обитателей слободы переселение не вызвало. Это в XVII веке все служивые сословия и мещане посадов стремились расположиться семьями поближе к острогу-крепости, но в дальнейшем Курск утратил оборонительные функции, жизнь в нём стала безопасной вне зависимости от места расположения.

 

Неспокойная река

Тускарь в 1920 году значительной своей частью пошла через Старицу (ранее тупиковая заводь Кривца) и, прорвав перешеек во время весеннего разлива, соединилась с Сеймом. Причиной стало уменьшение пропускной способности реки из-за донных отложений. Те, в свою очередь, случились вследствие строительно-земляных работ на берегу (возведение ТЭЦ и железнодорожной ветки). Как результат: существенная часть потока Тускари пошла вне её старинного русла.
Одной из причин увеличения донных отложений считались плотины на Тускари и Сейме, которые тормозили естественное самоочищение русла. Скажем, Рышковская плотина, оставшаяся к 30-м годам от мельницы Клейнмихеля. Среди курян она была известна под названием Шумы. Или мельница Фрида с обширной плотиной, так называемая Градская мельница, одна из старейших в Курске. Были на Тускари и другие мельницы с плотинами, скажем, напротив старого кожзавода…

 

 

Кормильцы Курска

Николаевский храм и Пятницкий мост в Стрелецкой

В 1814 году (через 32 года после того как стрельцы обосновались на новом месте) на средства слобожан построили церковь во славу Святителя Николая. От церковной площади через реку поставили мост (некоторое время он назывался Пятницким), который вёл в сторону Красной площади. С него начинался путь «слободичей» к многочисленным рынкам, чтобы продавать свою продукцию. В 1902 году неподалёку была построена электростанция, в помощь той, что ранее питала контактную трамвайную сеть.

В ряду традиционных для Стрелецкой ремёсел был извоз: конный и лодочный. Во второй половине XIX века и позднее большинство извозчиков жили в Стрелецкой и имели своих лошадей. Стрельцы-кузнецы не работали для базара, а удовлетворяли потребности местных заказчиков, коих было много: подковывали лошадей, оковывали колеса, сани, мастерили сошники, разную железную утварь для крестьянского хозяйства – для «своих». Местные столяры мастерили сундуки, столы, стулья. Стрельцы-колёсники славились своими санями, повозками.

А ещё Стрелецкая была «кормилицей» Курска. Местные огороды каждую весну обильно удобрялись илом от разливов Тускари. На курские базары стрельцы поставляли мясо, сало, овощи, фрукты.

Кстати, о наводнениях. Иногда они приводили к чрезвычайным последствиям: чрезмерная вода размывала дороги, повреждала избы, разрушала их до основания. В затопленных подвалах пропадали продовольственные запасы, а хозяйственную утварь с подворий река уносила неведомо куда… Но случалось так далеко не всегда, поскольку привыкшие к капризам реки стрельцы заранее готовилось к стихии.
Был ещё один промысел в Стрелецкой слободе, связанный с водой, – перевоз людей на лодках через реки, катание праздной публики, сдача многочисленных лодок напрокат. Надо сказать, что катание на лодках было любимым развлечением курян, в особенности чиновничества.

Каждый год в конце июня в день святых Петра и Павла в той части Стрелецкой слободы, где находился обширный луг, который назывался Цыганским бугром, устраивались большие народные гуляния. В этот день сюда устремлялись многие, в том числе и богатая публика: потанцевать, попеть, присмотреть себе невест, подраться на «кулачках».

А молодые девушки прибывали на гулянье, изрядно порывшись в бабушкиных сундуках: в золотых кокошниках, в старинных платьях. Одним словом, карнавал. Надо сказать, что слобода к этому располагала. Не даром же Стрелецкую в те времена из-за множества речушек, проток и «копаней» частенько называли курской Венецией.

В те времена в Стрелецкой слободе (по переписи 1865 года) проживало: мужчин – 2441, женщин – 2302, в подавляющем большинстве русские (также 34 цыгана), небольшое количество отставных солдат с семьями. По роду деятельности 2053 человека занимались огородничеством, 49 – хлебопашеством, торговлей – 10, извозом – 16, кожевников – 37, башмачников – 36, печников – 30 и портных – 23.

Основная масса жителей слободы была неграмотной. Та же перепись выявила в слободе только 116 «стрельцов», умевших читать и писать. Из слободских детей только один учился в мужской гимназии, девять занимались в уездном училище, а трое – в приходском, по семь ребятишек – в духовной семинарии и училище. Перепись отметила, что в это время в Стрелецкой слободе квартировали (проживали временно) солдаты Каширского пехотного полка – всего 180 человек.

 

Стрелец-ветеран. На самом деле ему вряд ли больше сорока лет

Волость, районный центр, часть города…

Административно Стрелецкая слобода подчинялось Курскому уезду, а сама являлась волостью. В неё входили деревни Духовец, Косторная, Сныхино и Соколья Дубрава. Ещё в конце XIX века городской Думой поднимался вопрос о присоединении Стрелецкой к городу, однако этому противодействовали сами слобожане – из-за опасения повышенных налогов. Несколько лет спустя сложилась обратная ситуация: уже городские власти препятствовали присоединению слободы – по причине санитарного неблагополучия оной.

После Октябрьской революции был образован Стрелецкий сельсовет. 22 мая 1921 года Стрелецкая слобода преобразована приказом Курского губисполкома из волостного центра в районный, в ней образован райсовет, а входившие в Стрелецкую волость населённые пункты переданы в Казацкую волость.

14 июня 1924 года Казацкую волость упразднили, а Стрелецкий сельсовет включили в Ямскую волость. 30 июля 1928 года Ямскую волость тоже упразднили, а Стрелецкий сельсовет вошёл в состав Курского района, в январе же 1935 года Курский район разделили на три части.

Гордость Стрелецкой слободы – стадион «Локомотив». Хотя названием и расположением он тяготел к «Ямской», но в своё время (в 1938 году – в момент строительства) был приписан именно к территории Стрелецкой. Впрочем, вряд ли та или иная слобода станет спорить по этому поводу – обе позже оставили стадион без пригляда. А ведь «Локомотив» – «дедушка» курских центров здоровья. Он старше «Трудовых резервов» на целых двадцать лет! Стадион «Динамо» только строился, а на «Локомотиве» вовсю играли в футбол, волейбол. Здесь занимались спортом дети, юноши, взрослые, проходили областные чемпионаты.

Одним словом, именно Стрелецкой слободе (несмотря на то, что её местоположение менялось) Курск обязан своим возрождением. Если и ставить памятники историческим персонам в нашем городе, то стоит вспомнить царя Федора и воеводу Полева. Впрочем, есть ещё несколько претендентов.

Виктор КРЮКОВ



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также