Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

«Курские сценарии» Сергея Никоненко

Газетный выпуск № 2021_154
24 декабря 14:15 Общество

Что посмотреть и почитать на каникулах: десятки идей в одном интервью

«Курский след» в галерее актёрских и режиссёрских работ народного артиста

Актёр и режиссёр Сергей Никоненко, хоть и родился ­не в Курске,а в Москве, но с нашим регионом у него сильная многолетняя связь.

В 1968 году он сыграл роль Сашки-адъютанта в киноэпопее Юрия Озерова «Освобождение», первая часть которой «Огненная дуга» посвящена Курской битве. В 1981 и 1983 годах как режиссёр снял два фильма по произведениям курских писателей, принялся за работу и над третьим, но редакторы киностудии имени Горького не дали сценарию ходу.

Очень дорожил дружбой с Евгением Носовым, письма которого бережно хранит до сих пор. И со смехом вспоминает анекдотичную ситуацию, случившуюся в 1996-м году на конкурсе красоты в Курске, куда был приглашён в качестве члена жюри. Об этом и многом другом мы поговорили с народным артистом по телефону, и он, конечно же, передал курянам свои поздравления с Новым годом.

«Освобождение. Огненная дуга», 1968 г.

– Сергей Петрович, в 1983 году вы сняли фильм «Люблю. Жду. Лена» по повести курского писателя Владимира Деткова «Три слова», планировали приступить к съёмкам фильма по рассказу «Петька вернулся!» ещё одного курского автора Михаила Еськова. А прочитать эти произведения вам посоветовал великий мастер слова Евгений Носов, по четырём рассказам которого «В чистом поле за просёлком», «Шуба», «Портрет» и «Варька» ещё в самом начале этой «курской истории», в 1981-м, вы сняли фильм «Цыганское счастье». Как произошло ваше знакомство с Евгением Ивановичем и другими курскими прозаиками?

 

Писатель Евгений Носов в интервью «Литературной газете», 01.01.1982 года:

«Сценарий фильма «Цыганское счастье» писал не я. Не подумайте, что из-за каких-то предубеждений. У меня всегда так бывает: когда заканчиваю вещь, то уже как бы переболел ею. Так что фильмы по моим книгам рождаются только благодаря энергии режиссёров. Мне было интересно наблюдать, как в «Цыганском счастье» обретали приметы времени мои рассказы, написанные в 60-х годах. Не без некоторого удивления смотрел на экран: комбайнёр жуёт жвачку, а пастух выгоняет скот с транзистором в руке, из которого доносится голос Аллы Пугачёвой. Эти и многие другие такого же рода детали, привнесённые режиссёром в фильм, меня сначала несколько смутили, а потом я подумал: ведь это же правки, которое вносит само время. Они даже в какой-то степени свидетельствуют о новой жизни села, о том, что народ живёт иначе. Лучше, чем в 60-е годы».

 

«Цыганское счастье», 1981 г.

– С Евгением Ивановичем ещё в конце 70-х (по-моему, это был 78-й год) меня познакомил замечательный врач традиционной тибетской медицины, специалист акупунктуры Лев Хунданов. Это был большой профессионал своего дела, его вызывали перед выступлениями в Большой театр подкалывать ножки балеринам, когда их беспокоили мениски или ахилловы сухожилия, а перед соревнованиями «настраивать» иголочками ребят из сборной СССР по боксу.

У него лечились и другие деятели культуры. Носов к доктору обращался, возможно, по поводу фронтовых ранений, но я его об этом никогда не спрашивал, поскольку считаю это неэтичным. К тому времени я уже знал произведения писателя и считал его лучшим стилистом, лучшим виртуозом русского слова! Как он описывал природу, женские характеры… Хотя в «Усвятских шлемоносцах» и мужчины описаны очень здорово. Замечательный писатель!

«Зимний вечер в Гаграх», 1985 г.

Пришла идея снять фильм. Евгений Иванович доверил мне написать сценарий, но я пре-дупредил, что одного рассказа будет мало. С идеей он согласился. Большую честь своим участием в фильме оказали народный артист Николай Крючков (роль кузнеца Захара) и актёр кино и эстрады Георгий Светлани.

Немного расскажу про этого актёра, который, хоть и небольшие роли играл в фильмах, но в юности был приятелем наследника русского престола – цесаревича Алексея Романова. Поступив в 12 лет юнгой на царскую шхуну «Штандарт», Светлани проводил много времени в обществе царских детей. Имел ангельский голос, был неплохим акробатом, исполнял сальто-мортале, кульбиты, что притянуло к нему цесаревича, которому в ту пору было всего 3-4 года. Будучи в Зимнем дворце, великий князь капризничал: «Жорку позовите, иначе ужинать не буду!». На шхуну отправлялся катер, привозили Жорку… Когда мы сняли свою картину, редакторы её неплохо оценили – она пошла по первой категории. И вдруг присылает письмо Евгений Иванович, в котором рекомендует мне снять фильм по повести Владимира Деткова «Три слова». Познакомились с автором, начали работу…

«Инспектор ГАИ», 1982 г.

– Как проходили съёмки?

– На главную роль я утвердил Ольгу Битюкову – она хоть и непрофессиональная актриса, но родилась в актёрской семье и к тому времени успела сняться в одной из главных ролей в дилогии Ричарда Викторова «Москва – Кассиопея» и «Отроки во Вселенной». Сумасшедше красивая девчонка! Главного героя с ней в паре сыграл начинающий актёр Александр Новиков – оба очень точно попали в образы, которые нам были нужны.

 

Писатель Владимир Детков в интервью старшему редактору Облкинопроката Сергею Малютину. «Молодая гвардия», 08.03.1984 года:

«Во время съёмок фильма «Цыганское счастье» по мотивам рассказов Евгения Носова писатель посоветовал Никоненко прочесть «Три слова». Сергей Петрович прочёл, как потом говорил, в один присест. Повесть понравилась. Её «кинематографический» стиль – стремительное движение героя к цели, короткие запоминающиеся встречи в пути и попутные личные воспоминания – облегчал работу над сценарием. В основном съёмки проходили в апреле–июне 1983 года на Днепре под Черкассами, в местах – что ни в сказке сказать, ни пером описать. Со стороны глянуть на съёмочную группу – курортники, да и только. Но это со стороны… Для роли Сергея Крутова лучшего актёра, нежели Александр Новиков, несомненно, и желать не стоит. Это первая большая роль выпускника ВГИКа, воспитанника Сергея Герасимова. До этого он в основном снимался лишь в эпизодах, в том числе в фильме «Экзамен на бессмертие», поставленном по повести нашего земляка Константина Воробьёва. И мне в творческий процесс режиссёра-постановщика приходилось вмешиваться очень «буйно». Повелевая стихией, стоя на борту буксира с пожарным брандспойтом, являл в кадр дождь с ясного неба или поддерживал здоровый дух костра на острове…».

 

Летние кадры снимали под Черкассами, «тайгу» нашли под Сочи. Мощные горы, скалы, сосны по дороге на озеро Рица – изумительная «тайга». В марте там наверху можно снимать зиму, пятью километрами ниже прямо весна, что мы и запечатлели на кадрах, где наш герой пьёт воду из ручья, внизу – лето.

Детков приехал с молодой женой Леной, в которую был очень сильно влюблён. При взгляде на него настроение улучшалось. Даже ходил танцующей походкой. А потом я снова увидел его в 2007 или 2008 году, примерно за год-два до кончины, он вёл какой-то вечер в Центральном доме литераторов в Москве и предстал передо мной совсем другим человеком – мрачным, замкнутым. Думаю, на то повлияли жизненные обстоятельства…

 

Курские писатели, в чьих произведениях режиссёр Сергей Никоненко нашёл для себя киноматериал. Владимир Детков (слева от Евгения Носова) и Михаил Еськов считали Евгения Ивановича своим «литературным крёстным». Подготовив к их книгам предисловия и рекомендации для журнальных публикаций, он дал им путёвку в большую литературу

Что касается материала для следующего фильма – рассказа «Петька вернулся!» Михаила Еськова, мне он очень нравился, но редакторов пугал его пессимизм. Сирота Петька возвращается из приёмной семьи в больницу, простудившись по собственной воле. Сбежав оттуда, где не любят, туда, где окружают заботой.

– Однажды и в вашей жизни случилась история, достойная экранизации, – во времена гонений на церковь вы хотели установить памятник святому Сергию Радонежскому работы вашего друга – ещё одного курянина скульптора Вячеслава Клыкова, расскажите об этом?

– С Вячеславом Михайловичем меня познакомил Алексей Ванин. Актёр без образования, он много снимался в кино, с ним любил работать Шукшин – с его участием он создал не только «Калину Красную», но и «Ваш сын и брат». Я с Ваниным был знаком с 63-го года, в 75-м он меня познакомил с Клыковым. Мне очень нравилась мастерская Вячеслава Михайловича в Астраханском переулке, где рядом размещались Астраханские бани, куда мы полюбили вместе ходить. По-моему, по четвергам.

Баня как-то располагает к общению. Мы встречались каждую неделю, ходили к нему в мастерскую, что-то хорошо вкусно кушали. Борщ, например. Ну а под борщ после бани как не выпить! Алкоголики давно придумали себе оправдание: «Это ещё Суворов говорил – последние портки продай, а после бани выпей!». Суворов-то этого никогда не говорил, но нужен был его авторитет…

Когда умер мой отец, именно Вячеслав Михайлович сделал надгробие на его могилу. Так здорово получилось! Мама просто разговаривала с памятником, как с живым. Была у нас и эпопея посерьёзнее бани. В 1987 году мы пытались установить памятник Сергию Радонежскому в селе Радонеж под Сергиевым Посадом. У Славы уже был подобный опыт – без разрешения властей он установил памятник Николаю Рубцову в Тотьме.

Я принимал участие в сборе средств на отливку новой работы, а во время её транспортировки на меня была возложена важная миссия отвлекать сотрудников ДПС. Это была серьёзная спланированная операция. Сопровождал памятник не только Вячеслав Михайлович, но и дочь маршала Жукова Маргарита.

 

Елена Алексеева, вторая супруга Владимира Деткова (в книге «Владимир Детков: Советский Союз», автор-составитель журналист Татьяна Латышева, 2017 год):

– Островок, на который мы приплыли на моторных лодках, был крошечным, и пока на одном конце острова снимались сцены из фильма, на другом остальные члены съёмочной команды скрывались в зарослях камыша, чтобы случайно не попасть в кадр. Как-то утром, сидя у воды на берегу, я сквозь пальцы пропускала мокрый песок и построила песчаный замок. Его увидел Сергей Петрович и включил в фильм как символ несбыточных мечтаний двух влюблённых – вечерний прилив символично размыл этот песчаный замок несколькими взмахами волны…

 

К тому времени я уже сыграл главную роль в фильме «Инспектор ГАИ» и меня узнавали все гаишники. Еду по Ярославской дороге в сторону Сергиева Посада и вижу целый пикет – с десятка два инспекторов ГАИ стоят. «О! – говорю. – Здорово, мужики! Хотите, анекдот расскажу?». Думал, они отвернутся, а грузовик с памятником, который отставал от меня на 2 километра, проедет. Но не тут-то было. Слышу: «Да подожди. Нам тут одну машину остановить надо…».

«Со стороны глянуть на съёмочную группу – курортники, да и только.
Но это со стороны…».

Фото из личного архива Владмира Деткова, хранящегося в «Асеевке»

Ну я понял, что им сейчас не до анекдота. Они уже наш грузовик высматривали, номера знали. На моих глазах остановили и завернули. И памятник поехал обратно в мастерскую Славы, которая к тому времени располагалась уже на Ордынке, сейчас там, по-моему, его сын работает, скульптор Андрей Клыков.

Но даже если бы мы доставили памятник до места, установить его было невозможно: по распоряжению властей фундамент разбили отбойными молотками. Потом нам сообщили, что всё это время на Ярославском вокзале шло объявление: «Установка памятника отменяется». Какого памятника, где – не сообщалось, но сделано это было для того, чтобы народ не собирался.

Однако через год мы всё-таки эту миссию выполнили, ещё мощнее укрепив фундамент. И в селе Радонеж высится одно из лучших творений Вячеслава Михайловича – изумительный памятник великому святому земли Русской Сергию Радонежскому. Вот такой детектив с приключениями.

 

– Согласно официальной версии, прототип вашего героя Петра Зыкина из фильма «Инспектор ГАИ» жил в Таджикистане и звали его Мулло Нуров, но в соседнем с нами Белгороде тоже работал инспектор, которого называют «самым честным гаишником СССР». За 35 лет службы Павел Гречихин благодаря своей принципиальности снискал уважение земляков и стал легендой, поскольку штрафовал не только друзей и соседей, но и своего сына, работавшего водителем первого секретаря обкома партии, собственную жену и даже самого себя! В Белгороде установлен памятник Гречихину, проезжая мимо которого, водители в дань уважения снижают скорость. А был он родом из Курской губернии и внешне походил на вашего киногероя. Слышали ли вы об этом принципиальном блюстителе закона и какова «география честных гаишников», с которыми вам приходилось сталкиваться?

Михаил Еськов, курский писатель, «Лучший прозаик России-2013»:

– Сергей Никоненко поддерживал отношения с Евгением Носовым и после того, как снял фильм по его рассказам. В общих компаниях мы встречались. Артист очень хорошо отзывался о моих вещах, в частности, прочитав повесть «Торф», где речь идёт о тяжёлом сельском труде, произнёс: «Пока читал, вспотел, так натуралистично».

После экранизации повести Володи Деткова «Три слова» Никоненко загорелся идеей снять фильм и на основе моего рассказа «Петька вернулся!», попросив меня написать киносценарий. Я засомневался – ведь никогда этого не делал, но Серёжа настаивал – пробуй. Так и сделал, направив подготовленный текст на его адрес.

А вот со съёмками фильма ничего не вышло. Хотя мы даже уже обсуждали отдельные сцены и Никоненко, хохоча, делился своими режиссёрскими находками. Наступили 90-е, пошла разруха не только в стране, но и в кинематографе. Сценарий ходил по кабинетам, но ничего не получилось.

– После выхода фильма мне многие говорили, что история о неподкупном и бесстрашном инспекторе выдумана. Но я могу вас заверить, что я таких встречал. А один так очень был похож на моего персонажа, даже такой же рыжий, как я в картине. Я превысил скорость довольно серьёзно, он меня остановил, попросил документы. Молодой, даже в юношеских прыщах ещё – лет 20, думаю, но выглядел ещё моложе, как старшеклассник в форме инспектора ГАИ. Младший сержант. Достаёт дырокол, а я ему: «Ты что же, обижать коллегу собираешься? Не видел фильм «Инспектор ГАИ»?» А он: «Видел. Я когда заканчивал училище этой весной, нам начальник показал картину с вашим участием и велел с вас брать пример, что я и буду делать». Трыыыык, и проколол мой контрольный талон. Вот этот щелчок для меня был громче, чем многие овации и аплодисменты. И о белгородском честном инспекторе я тоже знаю. Так что пока появляются такие честные и принципиальные люди на своих постах, не всё потеряно.

– В фильме «Зимний вечер в Гаграх» героя Александра Панкратова-Чёрного должен был сыграть наш земляк Игорь Скляр, а вы в нём исполнили роль балетмейстера, который не только сталкивает ЭВМ и эстраду, но и хочет в культуре искоренить все пережитки прошлого. На ваш взгляд, это похоже на то, что происходит сейчас?

– Думаю, нет, этот сюжет все-таки на основе хоть какой-то драмы, а то, что сейчас в культуре происходит, на основе туалетного смысла. Лишь бы штаны снять и с мужчин, и с женщин. Вот и всё. Меня это не интересует. Мне это противно, и даже не хочу об этом разговаривать. А двигаться и развиваться искусство должно обязательно. В фильме как раз о современной технологии и идёт речь. Но человеческий талант машины не заменят. Никогда!

Привет Курску в фильме «Люблю. Жду. Лена», кадр из фильма

– Вы неоднократно бывали в Курске, каким вам запомнился наш город?

– Анекдотичным. Летом 1996 года я был на гастролях в Курске, и меня попросили в качестве члена жюри судить участниц конкурса красоты. А к тому времени уже два дня не было воды. Ладно, её нет питьевой, купить можно. Но её нет в унитазах! И когда я зашёл в зал, там пахло как в солдатском туалете…

Вот в таких условиях мы разглядывали девочек в купальниках, оценивая, у кого ноги длиннее, у кого талия тоньше… Со смехом вспоминаю эту историю. А если серьёзно, то Курская область – родина дорогих мне людей. С Вячеславом Клыковым мы всё планировали съездить в его родные Мармыжи Советского района. Но так и не вышло. После смерти Носова побывал у памятника писателю, установленного у его дома.

– Какие слова вы хотели бы передать курянам накануне Нового года?

– Всем курянам, дорогим моему сердцу, я желаю удачи днём и счастья ночью! И, конечно, здоровья!

Благодарим за помощь в подготовке публикации отдел краеведческой литературы Курской областной научной библиотеки имени Н.Н. Асеева, Литературный музей и лично журналиста Татьяну Латышеву.

Оксана САНИЦКАЯ



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также