Газета "Курская правда". Всегда актуальные новости в Курске и Курской области. События и происшествия.

Четыре рассказа об Афгане

Газетный выпуск № 2021_016
12 февраля 10:47 Память

К очередной годовщине вывода советских войск из республики Афганистан «Курская правда» публикует воспоминания курян – участников той почти забытой войны

В этом году 15 февраля в России отмечают 32-ю годовщину вывода советских войск из Афганистана. Во время военного конфликта, длившегося 10 лет, через Афганистан прошли около 550 тысяч советских солдат и офицеров. Из них почти 14 тысяч человек погибли, 50 тысяч получили ранения. Среди участников боевых действий в Афганистане было более 3 тысяч курян. Из них 105 бойцов не вернулись домой. Наш корреспондент поговорил с бывшими «афганцами» и попросил их поделиться воспоминаниями.

Ранены, но не убиты!

У ветеранов-«афганцев» Вячеслава Васильевича ДЕРИГЛАЗОВА и Владимира Анатольевича ГАВРИЛЮКА есть общая памятная дата – 22 ноября 1985 года. Это их второй день рождения. В тот день в страшном бою из 21 советского пограничника выжили только они…
Славу Дериглазова призвали в ряды Советской Армии 9 мая 1985 года. После сержантской школы был направлен на Китайскую границу в Панфиловский погранотряд. В той же части в городе Панфилов служил и пограничник Толик Гаврилюк. Их отряд так и называли «Панфиловцами».
Вскоре вся застава была переброшена в Афганистан, в Зордевское ущелье, для борьбы с караванами, перевозившими из Пакистана оружие, боеприпасы и наркотики. Намечалась крупная операция. Группа под командованием капитана Рослова заняла на горной вершине площадку. Сюда должен был прибыть миномётный взвод. Но поступила новая команда: перейти на новое место – за кишлак Афридж. По дороге им встречались вооружённые люди, они «мило» улыбались, но не стреляли.
Пограничники спустились к реке, стали искать брод, чтобы перебраться на другой берег. И тут с противоположного берега по ним открыли огонь – пока поверх голов и у ног. Бойцы заняли оборону. И начался ад. Их обстреливали с трёх сторон.

Вывод советских войск из Афганистана по мосту Дружбы через реку Амударью. Афганистан, 1988 год. Виктор Будан и Роберт Нетелев. Фотохроника ТАСС

В какой-то момент душманы подошли ближе, предлагая сдаться и гарантируя жизнь. Ответом стал огонь со стороны пограничников. И шквал пуль в их сторону. Бой продолжался до самого заката. К вечеру на позиции в живых осталось только двое солдат – Дериглазов и Гаврилюк. У обоих изранены руки и ноги. Одна пуля у Дериглазова застряла возле сердца.
«Славка, ты жив? – позвал друга Гаврилюк. – Тогда молчи, притворись убитым. Если духи увидят, что ты подаёшь признаки жизни, добьют».
Подошли душманы, стали с мёртвых снимать сапоги, забирать оружие. Один из них перевернул Дериглазова на спину, полез под гимнастёрку за документами, фотографиями, увидел кровь и дыру в военном билете, ударил ногой и отошёл.
Уже ночью, когда враги ушли, солдаты спустились к кишлаку. На его окраине упали без сил. Отдышались и двинулись к своим. Наконец увидели заставу и часового на вышке. Это было счастье! А дальше – лазарет, эвакуация в Душанбе, оттуда в Алма-Ату. Ордена Красного Знамени… И жизнь! За себя и за погибших друзей.
А отомстить убийцам довелось другому курянину – Алексею МУЗАЛЁВУ из Железногорска. После боя в Вордутжеском ущелье в окружение наших войск попала группа душманов – 70 человек. Им предложили сдаться. Когда стали осматривать отобранное оружие, оказалось, что оно — наших погибших пограничников. Они были убиты этими бандитами… Всех обезоруженных передали Особому отделу пограничных войск. Всё-таки возмездие их настигло!

«Подарок» в день рождения

На счету ветерана боевых действий в Афганистане полковника в отставке Евгения Евгеньевича КРИВЧИКОВА 56 операций. Вернее, он досчитал до 56-й, а потом просто перестал вести подсчёты…

Колонны БТР следуют к Кушке (на перевале между Гератом и Кушкой). Афганистан, 1988 год. Завьялов Владимир. Фотохроника ТАСС

– Я начинал службу в разведке в Псковской бригаде специального назначения. Прослужил уже 1,5 года лейтенантом, в 1982 году 4 марта у меня был день рождения. Настроение приподнятое. Жили мы возле части в лесочке в двухквартирных старых-старых домиках. И рядом – забор части. Прибегает посыльный: командир вызывает. Наверное, думаю, с днём рождения хочет поздравить, быстренько побрился, через забор перемахнул, прибегаю. А лицо «товарища полковника» строгое: «Ну что, надо ехать в командировку. Готовься». Пошёл готовиться.
18 марта я уже был в Кабуле. Жену с грудным ребёнком отправил в Курск к её родителям. Там с печным отоплением одну её оставлять было нельзя, вода зимой замерзала. Надо было на колонку за водой ходить.
Коллектив наш на месте прибытия в Афганистане был небольшой – около 100 человек. Утром мне ребята принесли «подарочек» – рюкзак с боеприпасами моего предшественника, который погиб. Он был снайпером, пуля угодила прямо в сердце.

Апрель 1984-го. Где же смена?

В конце марта мы улетели в Кандагар. Проводилась крупная операция, к счастью, у нас не было потерь. Кроме нас привлекались и десантники, и сапёры, очень много авиации, только вертолётов было 70.
Место движения нам обозначили неточно, и мы улетели в другом направлении. Наша рота должна была выполнять основное задание на объекте, а десантники должны были блокировать этот объект. Десантников высадили вместо нас. Идём. Смотрю в бинокль: автострада какая-то, автобусы едут. Командиру говорю: что-то не то…
Взяли двух пленных и выяснилось, что мы не туда прибыли. Нас перебросили к объекту, но врага мы там не нашли. Объект – перевалочная бандитская база, склады с оружием, наркотиками, деньгами. До границы с Пакистаном – 500 метров. Надо было что-то делать… И мы пошли, нашли бандитов, завязался бой. Были первые ранения, нашему сапёру миной оторвало ноги. Меня контузило, мелких осколков по телу было много.

Март 1982-го. Кандагар

Сверху доложили, мол, давайте, выходите, что-то тут иностранные самолёты стали летать… Машину оружием загрузили, отправили, она на мину наехала. Мы по дороге не пошли, двинулись по холмам. Подлетели к нам два самолёта, обстреляли нас. Бежим, самолёт летит, мы под него стараемся подбежать, а сил уже нет, дыхания нет… Легли, магазины с трассирующими пулями зарядили и как «жахнули» во все 50 стволов по самолётам – они сразу ушли от нас. Мы кое-как добрались ночью на нашу площадку. Начали вертолёты заправлять – всем не хватает, опять надо ночевать. Съели сухпаёк, только уснули, срочно команда – улетаем!.. И так 3 года и 3 месяца.
– Афганские солдаты с вами были?
– Из добровольцев у них создавались части. Ходили вместе на операции. Встречались с молодёжью, с солдатами. Не все однозначно относились к нам. Когда наши войска входили в 1979-м, встречали очень хорошо. Было очень много сделано для народа, для страны: и дороги, и мосты, и предприятия, и гидроэлектростанции. Сейчас те, кто приезжает из Афганистана, говорят: «Американцы – не солдаты, «шурави» (советские) – настоящие солдаты».
– Снится вам Афганистан?
– Нет, уже не снится, если только встретимся с боевыми друзьями, ударимся в воспоминания, тогда всплывают эпизоды во сне. А в первые два года после возвращения постоянно во сне был на войне: патроны кончаются, душманы подбираются всё ближе, пулемёт заклинило…

Два мешка орехов за мальчика

Первое подразделение ограниченного контингента Советской Армии,
выведенное из страны Афганистан. 1988 год. Фотохроника ТАСС

В памяти железногорца Александра Васильевича ДАВЫДОВА запечатлелся эпизод не столько боевой, сколько гуманитарный, даже житейский.
– Всего один год я успел проучиться в Железногорском горном металлургическом техникуме. В армии закончил сержантскую школу, в Афганистане меня направили в пограничные войска для борьбы с душманами, а также для охраны горных дорог. По этим дорогам советские войска перевозили военное имущество, боеприпасы.
Наше командование всегда старалось поддерживать дружеские отношения с местным населением. Как-то к командиру части обратился муж женщины, у которой начались роды и ей стало плохо. Командир направил к ним в кишлак фельдшера и охрану, потому что там могла быть засада. А мне приказал постоянно держать связь.
С этой группой также шли переводчик и солдат с собакой, которая могла обнаружить мины. Фельдшер оказал помощь женщине, всё обошлось благополучно. Позже наша группы ходила в этот кишлак. Сколько благодарных слов мы услышали! А новоиспечённый отец угостил нас орехами. Два больших мешка.
Теперь, когда вижу грецкие орехи, тепло становится на душе. Вернувшись из армии, закончил учёбу в техникуме. Женился. Родились дочь и сын. Сын стал строителем железнодорожных мостов и туннелей. А дочка подарила мне внука. Жизнь продолжается!

– Самоотверженность, мужество и боевое мастерство всегда были присущи нашим воинам. А также гуманизм и доблесть, – говорит председатель Курского областного совета ветеранов войны, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Геннадий Ветров. – По приказу генерала Громова 40-я армия, уходя из Афганистана, забирала с собой в СССР все установленные в местах гибели наших воинов скорбные обелиски, чтобы над их памятью не глумились душманы. Советских солдат опасность подстерегала везде. Каждую минуту приходилось думать о главном – как выжить. Среди ветеранов Афгана сегодня нет здоровых людей. Но они мужественно переносят болезни. Помнят своих товарищей, чья жизнь так рано оборвалась. И всегда будут помнить их самопожертвование ради мира на земле.

Мы жили одним днём…

Александр Алексеевич САМОШИН, полковник запаса, награждён орденами Красной Звезды, «За заслуги». В 2017 году назначен председателем исполкома Курского областного отделения ВООВ «Боевое братство».
– Недавно мне позвонил бывший ком-сорг нашего батальона Володя Жеребко, он сейчас в Москве живёт. Спросил его, помнит ли он фамилии солдат, сержантов, офицеров? Он говорит: как можно помнить, если мы жили одним днём, не знали, будем ли живы завтра или погибнем… Наш мозг бережёт нас. Плохое из памяти стирается, иначе не выдержал бы напряжения. То время – без отдыха, в постоянном напряжении.
Я попал в Афганистан в марте 1983 года из Прибалтики. Там служил в 44-й учебной воздушно-десантной дивизии. В Афганистане был определён в 350-й гвардейский парашютно-десантный полк заместителем командира батальона. Наш батальон был кочующим, действовал в отрыве от основных подразделений полка. Сначала мы стояли в Шинданде, потом нас перевели в Фарах, потом – в Гиришк. Мы охраняли и сопровождали машины и колонны, ходили в засады, участвовали в боевых операциях.
Трудной для ребят была операция в Газни. Нам поставили задачу занять высоту 3500 м. Мы на неё взбираемся, ползём, один солдат начал отставать, упал, говорит, больше не могу. Я шёл позади всех, чтобы никого не потерять. Часть амуниции, бронежилет с него сняли, разгрузили и под руки потащили. Он говорит: «Эх, кто придумал эти горы…». Говорю ему: «Саня, не переживай, вот приедешь домой, скажешь – эх, где я был и вот теперь я дома!»… А в следующем бою под Кабулом он погиб. Попали в трудную ситуацию. Он – пулемётчик, прикрывал отход.

Организация «Боевое братство» в Москве выделяет ветеранам боевых действий в Афганистане путёвки на санаторно-курортное лечение. В Курске их катастрофически мало – в прошлом году куряне получили всего 15 путёвок. Тех, кто особо нуждается, отправляют подлечиться в Краснодарский край. Инвалиды I и II групп имеют право лечиться по путёвкам ежегодно. Остальные – раз в 2 года.

– Сегодня, что бы вы сказали о тех солдатах, что сражались рядом?
– Они, безусловно, герои! По-разному оцениваются события, но армия всегда подчиняется приказу. Армия должна быть профессиональной, хорошо и современно оснащённой. Отстанем – будем уязвимы. На нашу армию многие страны надеются. Россия – это оплот мира.
И русский солдат тоже. Русский солдат – очень выносливый солдат. Мне приходилось не раз в этом убеждаться, когда казалось, что все силы на исходе. В горы лезешь, силы на пределе, руки, ноги трясутся от напряжения, кислорода не хватает. Я был уже «заматерелым» – 32 года, а солдатам – по 19 лет. Жару плохо переносили, тепловые удары бывали часто. Всё выдержали…
– Страна оценила заслуги своих воинов?
– Что я сегодня могу сказать?.. Половина солдат не награждена ничем. Солдаты были на войне, принимали участие в боевых действиях, а у них нет ни одной медали. «За боевые заслуги» или «За отвагу» можно было бы им дать. Для ордена надо было совершить подвиг. Но они воевали и рисковали жизнью. По моему мнению, «За боевые заслуги» надо было давать всем солдатам, прошедшим Афган. Сколько лишений они испытали!
У нас в «Боевом братстве» можно по пальцам пересчитать награждённых боевыми орденами и медалями. Эта ситуация многим непонятна. Люди гибли, даже погибшие не награждены. Это вызывает обиду и возмущение ветеранов. Государство посылало выполнять задачу, интернациональный долг они выполнили с честью. Суровой и опасной была их служба, под смертельным дождем вражеских пуль. И ничем не отмечены… 99,9 процента солдат были там героями!
Подготовила Людмила КУТЫКИНА



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также